08 Декабрь, 2023
Кыр Рус Eng
little middle big
fbgpgp rss
mobile logo
Министерство юстиции
Кыргызской Республики
search
Уважаемые посетители сайта и друзья! Добро пожаловать на официальный сайт Министерства юстиции Кыргызской Республики! С уважением министр юстиции Кыргызской Республики Аяз Баетов!

Электронная приемная

+996 (312) 62-62-10 (+195)

г. Бишкек, проспект Молодой Гвардии 32

ep@minjust.gov.kg

Пн-Пт, 09:00-18:00


Телефон доверия:

+996 (312) 65-10-10

Задать вопрос

Сравнительно-правовое исследование на предмет соответствия действующего законодательства Кыргызской Республики нормам международного гуманитарного права


 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ
НА ПРЕДМЕТ СООТВЕТСТВИЯ ДЕЙСТВУЮЩЕГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКИ
НОРМАМ МЕЖДУНАРОДНОГО ГУМАНИТАРНОГО ПРАВА
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
г. Бишкек, 2021 г.
Данное исследование подготовлено на заказ внешними экспертами при Центре анализа международных отношений Дипломатической академии МИД КР.
 
 
Содержание исследования не обязательно отображает мнение
организации-заказчика.
 
 
При использовании материалов
данного исследования ссылка на
источник обязательна.
 
 
 
 
 
Авторы исследования:
Назира Турсунбаева, эксперт исследования, к.ю.н, доцент кафедры Международного и конституционного права, Кыргызско-Российский Славянский Университет
Байырбек Баяман уулу, эксперт исследования, магистр в области международного права
Темирбек Нурматов, рецензент-эксперт исследования, к.ю.н., доцент кафедры Международных отношений и права, Дипломатическая академия МИД КР
Муратбек Иманалиев, координатор проекта, Центр анализа международных отношений Дипломатической академии МИД КР
 
 
 
Исследование посвящено анализу действующего законодательства Кыргызской Республики (КР) на предмет его соответствия нормам международного гуманитарного права (МГП).
Исследование проведено в сотрудничестве с Центром анализа международных отношений Дипломатической академии МИД КР по заказу Миссии Международного Комитета Красного Креста (МККК) в Кыргызской Республике.

 

 
          3.4.3 Выводы
 

 
Настоящее исследование, основанное на докладе МККК 1998 года об имплементации международного гуманитарного права в Кыргызской Республике (далее – Доклад 1998 г.), является новым (учитывая, что с того времени прошло порядка 23 лет), качественно отличающимся документом (хотя некоторые теоретические изыскания вошли в это исследование без изменений и были лишь обновлены в связи с, например, принятием Кыргызской Республикой тех или иных обязательств в рамках определенных международных договоров), обобщающим новеллы и все сопутствовавшие законодательные изменения, каким-либо образом соприкасающиеся с нормами международного гуманитарного права. Оно направлено на рассмотрение состояния мер по имплементации МГП, предпринятых и предпринимаемых в Кыргызской Республике.
            Данное исследование характеризует состояние имплементации МГП в Кыргызской Республике на основе информации, полученной авторами из открытых источников (Интернет, справочники, электронные базы нормативных правовых актов и научно-практические исследования МККК).
            За 23 года правовая система Кыргызской Республики претерпела немало изменений: Конституция, принятая в 2021 году, специальные законы Кыргызской Республики, регулирующие вопросы применения международного права, имплементация многих норм МГП в национальное законодательство и пр. факты обусловили необходимость подготовки качественно нового исследования, отражающего все изменения в сфере МГП, но также содержащее соответствующие рекомендации по заполнению правовых пробелов в том или ином акте (путем их обобщения, дополнения, изменения редакции, конкретизации или и вовсе исключения при наличии правовой или логической коллизии).
Это исследование может быть использовано военнослужащими, государственными служащими, сотрудниками гуманитарных организаций, политиками и научными работниками. При рассмотрении различных проблем в настоящем исследовании не обсуждаются сугубо технические вопросы. Не является задачей этого исследования систематически отразить весь диапазон мнений ученых относительно всех проблем, поскольку тематически подлежали исследованию лишь правовые аспекты.
Авторы исследования не затрагивают никаких политических вопросов и не выражают никоим образом личного или предвзятого отношения по отдельным аспектам, соблюдая принцип независимости работы.
Авторами также не исключается наличие различного рода упущений; в этом исследовании могут быть неточности и пробелы, авторы рассчитывают на понимание читателей и правоприменителей и всегда открыты к дискуссии и конструктивной критике.
Данное исследование возможно использовать в качестве обучающего инструментария, в научно-практических целях, для понимания ситуации, складывающейся вокруг имплементации норм МГП в Кыргызской Республике.
В процессе проведения данного исследования авторы столкнулись с проблемой, выраженной в форме частого переименования государственных органов Кыргызской Республики и перераспределения функциональных обязанностей между теми или иными компетентными органами (некоторые ведомства и органы государственной власти и вовсе были утрачены в ходе оптимизации государственной структуры). В этой связи авторы пришли к согласию оставить названия органов, коими они значились до принятия изменений, т.е. по состоянию на 19 октября 2021 года (см. Приложение IV). Также авторы рекомендуют субъектам нормотворческой деятельности Кыргызской Республики внести соответствующие изменения в действующие нормативные правовые акты в части, касающейся данного вопроса.

 
1. Национальные механизмы имплементации МГП
Меры по имплементации МГП носят обычно очень сложный и комплексный характер и входят в компетенцию различных министерств, ведомств, других властных структур, а также организаций и учреждений. Специализированная национальная структура, призванная координировать деятельность различных заинтересованных органов, является необходимой для имплементации МГП в полном объеме. Такая структура позволяет обеспечить системный подход в сфере имплементации.
По состоянию на 25 января 2021 г. в мире насчитывается 116 национальных комитетов и других подобных органов по МГП[1].
Постановлением Правительства Кыргызской Республики «О реализации предложений по имплементации норм международного гуманитарного права в Кыргызской Республике» в 2003 г. была создана постоянно действующая Межведомственная комиссия по имплементации международного гуманитарного права (далее - Комиссия)[2] (постановлением Правительства Кыргызской Республики от 1 апреля 2019 года было утверждено новое Положение о Межведомственной комиссии по имплементации международного гуманитарного права).
В комиссии представлены сотрудники министерства юстиции, иностранных дел, здравоохранения, внутренних дел, охраны окружающей среды и лесов, по чрезвычайным ситуациям, обороны, образования и науки, культуры, информации и туризма, труда и социального развития, миграции, пограничная служба, силы обеспечения национальной безопасности, Общество Красного Полумесяца Кыргызстана, МККК (статус наблюдателя).
Указанная Комиссия создана в целях рассмотрения вопросов, связанных с реализацией международно-правовых обязательств Кыргызской Республики в области международного гуманитарного права. К основным задачам Комиссии относятся: содействие приведению законодательства Кыргызской Республики в соответствие с положениями конвенций и договоров в области международного гуманитарного права, участницей которых является Кыргызская Республика; изучение и оценка состояния законодательства Кыргызской Республики в части его соответствия нормам международного гуманитарного права; подготовка предложений по имплементации норм международного гуманитарного права в Кыргызской Республике и пр.[3]
            Следует отметить, что Комиссия заседает по мере необходимости, но не реже одного раза в полугодие. Общество Красного Полумесяца Кыргызской Республики и МККК выполняют важную роль в деятельности Комиссии в силу их особых функций, вытекающих из договоров в сфере МГП и Устава МККК, а также их опыта гуманитарной деятельности. Указанные структуры поддерживают связи с исполнительной властью, на которой лежит основная ответственность в вопросе имплементации. В их компетенцию входят, в частности, деятельность по распространению знаний об МГП, проведение консультаций и координация усилий, направленных на применение, соблюдение и развитие МГП.
            Оценивая работу Комиссии в тесном сотрудничестве с национальной структурой и МККК (с учетом регулярных заседаний, обеспечивающих последовательную работу и позволяющих сохранять МГП на повестке дня), можно положительно заключить, что задачи, возложенные на нее, исполняются в должной мере и способствуют хоть и медленной, но целенаправленной имплементации норм МГП и способствуют присоединению Кыргызской Республикой все большему количеству международных договоров в сфере МГП.
1.1 Рекомендации
            Поскольку в правовой системе Кыргызской Республики по-прежнему имеется большое количество пробелов и Кыргызская Республика до настоящего времени не является участницей многих международных договоров в сфере МГП (см. Приложение II), и для решения обозначенных проблем, деятельности одной лишь Комиссии недостаточно. Также одной из важных проблем, препятствующих более активному внедрению норм МГП, является минимальное знание норм МГП среди государственных служащих, занимающихся вопросами правового включения тех или иных норм в нормативную систему Кыргызской Республики. Кроме этого, недостаточным являются семинары и лекции, проводимые сотрудниками и экспертами МККК, для причастных государственных служащих. В этой связи рекомендуется рассмотреть целесообразность создания отдельных структурных подразделений в министерствах и ведомствах, которые будут непосредственно заниматься вопросами МГП.
            Также рекомендуется Комиссии рассмотреть возможность опубликования добровольных докладов об имплементации МГП на национальном уровне (voluntary reporting) и рассмотреть целесообразность присоединения к инициативе по подготовке добровольных докладов в рамках Дня международного права[4].

 
2. Национальное законодательство и международное публичное право
Принцип добросовестного выполнения международных договоров, выраженный в форме международно-правового обычая pacta sunt servanda, предполагает включение положений международных договоров во внутреннее законодательство, благодаря чему эти договоры обретают обязательную силу для государственных органов и граждан. Государства сами выбирают формы и методы такого включения.
В некоторых странах включение договоров во внутренний правопорядок происходит путем принятия специального правового акта (закон, в котором воспроизводятся положения договора; акт об обнародовании и т.д.).
В других странах не требуется принятия никаких правовых актов, чтобы включить положения договоров во внутренний правопорядок (Нидерланды). В этом случае, если государство выразило свое согласие считать себя связанным тем или иным договором (например, ратифицировав его) или приняло соответствующие меры по его обнародованию, положения этого международно-правового акта приобретают обязательную силу во внутреннем правопорядке.
Но независимо от того, какая система предусмотрена конституционным правом, следует подчеркнуть, насколько важно для каждого государства принимать определённые меры по выполнению этих положений на национальном уровне. Государство не должно ограничиваться включением во внутренний правопорядок положений международного договора. Многочисленные положения международных договоров требуют принятия на национальном уровне особых мер, позволяющих их эффективно применять. Это относится, в первую очередь, к МГП: Женевские конвенции и Дополнительный протокол I предусматривают значительное количество мер по имплементации их положений во внутреннее законодательство государств, а обязательства, которые взяли на себя государства-участники этих договоров, не ограничиваются простым включением этих международно-правовых актов во внутренний правопорядок.
2.2 Соотношение внутреннего и международного права в Кыргызской Республике
В Конституции Кыргызской Республики, принятой 11 апреля 2021 г. всенародным голосованием[5], содержится следующий принцип:
«Общепризнанные принципы и нормы международного права, а также международные договоры, вступившие в силу в соответствии с законодательством Кыргызской Республики, являются составной частью правовой системы Кыргызской Республики.
Порядок и условия применения международных договоров и общепризнанных принципов и норм международного права определяются законом» (ч. 3 ст. 6).
Закон «О международных договорах Кыргызской Республики»[6] дополняет и уточняет содержание конституционных норм. «Международные договоры заключаются, исполняются, приостанавливаются и денонсируются Кыргызской Республикой в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права…» (абзац второй части 1 ст. 1).
Ратификация, присоединение и утверждение - означают способ выражения согласия Кыргызской Республики на обязательность для нее международного договора (ст. 2).
Согласно ч. 1 ст. 31 указанного Закона международные договоры Кыргызской Республики подлежат неукоснительному соблюдению Кыргызской Республикой в соответствии с нормами международного права и нормативными правовыми актами Кыргызской Республики. Одновременно ч. 1 ст. 32 устанавливается, что международный договор подлежит обязательному исполнению Кыргызской Республикой с момента вступления в силу для Кыргызской Республики. Под отсылкой к нормам международного права в рамках контекста понимается исполнение норм международного права в соответствии с Венской конвенцией о праве международных договоров от 23 мая 1969 г.[7]
Толкование заключенных Кыргызской Республикой международных договоров осуществляется в соответствии с нормами международного права (ст. 33). Ст. 33 Закона «О международных договорах Кыргызской Республики» в системной взаимосвязи со ст. 31 Закона «О нормативных правовых актах Кыргызской Республики»[8] установлено, что государственный орган, принявший нормативный правовой акт, посредством которого было выражено согласие на обязательность для Кыргызской Республики международного договора, может осуществлять официальное толкование (разъяснение) самого нормативного правового акта без толкования международных договоров, в отношении которых было выражено указанное согласие.
Конституционный суд дает заключение о конституционности не вступивших в силу международных договоров, участницей которых является Кыргызская Республика (п. 3 ч. 2 ст. 97 Конституции Кыргызской Республики).
В юридической системе Кыргызской Республики в связи с принятием новой Конституции принцип общего верховенства международного договорного и обычного права над национальным правом и принцип, согласно которому нормы международного права принадлежат ipso jure к непосредственно применяемому национальному праву, утратились.
Ранее в соответствии с п. 3 ст. 12 Конституции КР от 5 мая 1993 г. ратифицированные КР межгосударственные договоры и иные нормы международного права являлись составной и непосредственной действующей частью законодательства КР. Это же касается Закона КР «О нормативных правовых актах КР», где п. 1 ст. 8 указывалось, что в случае несоответствия закона или иного нормативного акта КР заключенным в установленном порядке международным договорам, в которых участвует КР, или общепризнанным нормам международного права, применяются правила, установленные этими договорами и нормами. Также приоритет международного права над национальным законодательством утратился в Гражданском кодексе КР, где ранее ст. 6 было установлено, что, если международным договором, ратифицированным Жогорку Кенешем Кыргызской Республики, установлены иные правила, чем те, которые предусмотрены гражданским законодательством, применяются правила международного договора.
2.3 Выводы
            Следует отметить, что юридическая система Кыргызской Республики не позволяет в полной мере обеспечить соблюдение принципа верховенства международного договорного и обычного права (примат международного права) над национальным законодательством. То бишь выражение согласия Кыргызской Республики на обязательность для нее международного договора, существование обычных норм международного права не означает прямое действие этих норм в правовой системе Кыргызской Республики, поскольку международные договоры являются составной частью правовой системы страны, а порядок и условия применения международных договоров и общепризнанных принципов и норм международного права определяются законом.
            Вместе с тем имплементация норм международного права является сложным, а также многомерным явлением, реализующее внедрение международных обязательств во внутреннюю систему права государства. Так, деятельность обеспечения имплементации определенных предписаний, имеющих гуманитарный характер, связана с координацией уполномоченных органов власти в данной сфере. Механизм имплементации связан с преобразованием и приспособлением норм одной правовой системы к другой[9].
2.4 Рекомендации
            Содействовать повышению статуса международного права (международного договора) и общепризнанных принципов и норм международного права путем внесения соответствующих изменений в Конституцию Кыргызской Республики.
            Указанное также возможно решить путем прямого включения норм МП или МГП в национальное законодательство (акт прямого действия), исключая все согласовательные процедуры, необходимые для вступления в силу международного договора. Кроме этого, создание конституционного положения, предусматривающего прямое действие международного права, позволит избежать дальнейшие бюрократические преграды.
Возможно предложить следующее:
часть 3 статьи 6 Конституции Кыргызской Республики изложить в следующей редакции:
«3. Кыргызской Республикой признается приоритет общепризнанных принципов и норм международного права и обеспечивается соответствие им законодательства.
Действующие положения законов не применяются, если их применение противоречит общепризнанным принципам и нормам международного права».
Также видится возможным предложить рассматривать дифференцированный подход к имплементации норм международного права.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
3. Оценка национальных мер по имплементации МГП
3.1.1 Общие замечания
Четыре Женевские конвенции 1949 г. и Дополнительные протоколы I и II 1977 г., касающиеся защиты жертв вооруженных конфликтов, и Дополнительный протокол III 2005 г., касающийся принятия дополнительной отличительной эмблемы составляют основу МГП. Другие договоры МГП дополняют эти основные инструменты. Некоторые запрещают или ограничивают применение средств и методов ведения войны и предоставляют защиту определенным категориям лиц и объектов. К ним относятся: Протокол 1925 г. о запрещении применения на войне удушливых, ядовитых или других подобных газов и бактериологических средств; Гаагская конвенция 1954 г. о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта и два ее Протокола — 1954 и 1999 гг.; Конвенция 1972 г. о запрещении биологического оружия; Конвенция 1976 г. о запрещении военного или любого иного враждебного использования средств воздействия на природную среду; Конвенция 1980 г. о запрещении или ограничении применения конкретных видов обычного оружия и пять Протоколов к ней; Конвенция 1993 г. о запрещении химического оружия; Конвенция 1997 г. о запрещении противопехотных мин; Статут Международного уголовного суда 1998 г.; Факультативный протокол 2000 г. к Конвенции о правах ребенка, касающийся участия детей в вооруженных конфликтах; Конвенция 2008 г. по кассетным боеприпасам; Договор 2017 г. о запрещении ядерного оружия. Помимо выше приведенных международных договоров, существуют также другие соглашения в области МГП, полные наименования и их перечень указаны в Приложении II.
3.1.2 Внутреннее законодательство
Следует с удовлетворением отметить, что Кыргызская Республика в установленном законодательством порядке ратифицировала все четыре Женевские конвенции 1949 г. и Дополнительные протоколы 1977 г., а также присоединилась к Дополнительному протоколу III 2005 г., касающийся принятия дополнительной отличительной эмблемы. Несмотря на то, что Кыргызская Республика является в настоящее время участником также других договоров в области МГП[10], все же остается определенная часть важных международных договоров, к которым следует еще присоединиться.
3.1.3  Выводы
Кыргызской Республике необходимо в установленном законодательством порядке стать участницей следующих международных договоров в области МГП:
-          Конвенция для защиты всех лиц от насильственных исчезновений от 20 декабря 2006 г.;
-          Римский статут Международного уголовного суда от 17 июля 1998 г.;
-          Протокол 1954 г. к Конвенции о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта от 14 мая 1954 г.;
-          Второй протокол 1999 г. к Конвенции о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта от 14 мая 1954 г.;
-          Гаагская конвенция о законах и обычаях сухопутной войны от 18 октября 1907 г.;
-          Конвенция о правах и обязанностях нейтральных держав и лиц в случае сухопутной войны от 18 октября 1907 г.;
-          Конвенция о запрещении или ограничении применения конкретных видов обычного оружия, которые могут считаться наносящими чрезмерные повреждения или имеющими неизбирательное действие от 10 октября 1980 г., с поправками к статье 1 Конвенции от 21 декабря 2001 г.;
-          Протокол о необнаруживаемых осколках (Протокол I) от 10 октября 1980 г.;
-          Протокол о запрещении или ограничении применения мин, мин - ловушек и других устройств" (Протокол II) от 10 октября 1980 г., с поправками, внесенными 3 мая 1996 г.;
-          Протокол о запрещении или ограничении применения зажигательного оружия (Протокол III) от 10 октября 1980 г.;
-          Протокол об ослепляющем лазерном оружии (Протокол IV) от 13 октября 1995 г.;
-          Протокол по взрывоопасным пережиткам войны (Протокол V) от 28 ноября 2003 г.;
-          Конвенция о запрещении применения, накопления запасов, производства и передачи противопехотных мин и об их уничтожении от 18 сентября 1997 г.;
-          Конвенция по кассетным боеприпасам от 30 мая 2008 г.;
-          Договор о торговле оружием от 2 апреля 2013 г.;
-          Договор о запрещении ядерного оружия от 7 июня 2017 г.
3.2 Участие Кыргызстана в региональных и иных договорах в области МГП
Относительно участия Кыргызской Республики в региональных договорах в области МГП следует отметить, что страна является участницей Соглашения о первоочередных мерах по защите жертв вооруженных конфликтов от 24 сентября 1993 г.[11], принятого в рамках СНГ.Исходя из нашихданных, мы не можем привести иные региональные международные договоры в области МГП, к которым присоединилась Кыргызская Республика.
Что касается иных международных договоров в области МГП, не указанных в Приложении II, то Кыргызской Республике следует в установленном законодательством порядке присоединиться также к Конвенции о неприменимости срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечности 1968 г.
3.3 Перевод договоров на национальный (кыргызский) язык 
3.3.1 Общие замечания
Женевские конвенции и Дополнительные протоколы к ним должны быть переведены на национальные языки государств-участников. Эта мера необходима для обеспечения эффективного распространения знаний о них и преподавания МГП, и она должна быть реализована еще в мирное время. Обязательства, касающиеся перевода и передачи текстов ЖК и ДП к ним предусмотрены непосредственно самими ЖК и ДП I. В соответствии с положениями четырех ЖК имеется официальный перевод этих документов на русский язык, при этом русский текст Дополнительных протоколов является аутентичным.
3.3.2 Внутреннее законодательство
В соответствии с ч. 1 ст. 4 Закона “О международных договорах Кыргызской Республики” Кыргызская Республика заключает международные договоры на государственном языке Кыргызской Республики, а в некоторых случаях - на официальном языке Кыргызской Республики и (или) на языке другой стороны (сторон) международного договора, при этом частью второй этой же статьи установлено, что в случае необходимости перевода международного договора или его проекта на государственный и (или) официальный языки перевод осуществляется государственным органом, которым вносится предложение о его заключении. Кроме этого, согласно ч. 2 ст. 26 указанного Закона международные договоры Кыргызской Республики, аутентичные тексты которых составлены на иностранных языках, публикуются в переводе на государственном или официальном языках. Международные договоры могут публиковаться и на других языках.
В настоящее время нет ни одного ратифицированного договора или договора, к которому присоединилась Кыргызская Республика (см. Приложение II), переведенного на национальный (кыргызский) язык (по крайней мере авторам не удалось отыскать официальные переводы на кыргызском языке). При этом положения НПА Кыргызской Республики (Закон о НПА, Регламент ЖК КР, Регламент Правительства КР) требуют от государственных органов, занимающихся вопросами ратификации или присоединения к тому или иному международному договору, переводить международные договоры на государственный (кыргызский) и официальный (русский) языки, если они, к примеру, были заключены на английском языке в единственном экземпляре (хотя чаще на практике современные международные договоры Кыргызской Республики подписываются сразу на кыргызском, русском и английском языках (или ином языке), имея при этом одинаковую юридическую силу).
В связи с этим видится целесообразным рекомендовать Межведомственной комиссии по имплементации международного гуманитарного права (Красному Полумесяцу Кыргызской Республики и МККК оказывать всяческое содействие в переводе) перевести имеющиеся международные договоры в сфере МГП на государственный язык и в дальнейшем при присоединении и ратификации к международным договорам переводить их до инициирования соответствующих согласовательных процедур. Что касается ЖК и ДП к ним, то необходимо завершить их перевод на национальный язык для придания официального характера текстам переводов и довести их до сведения других государств-участников через Федеральный Совет Швейцарии (депозитария) в соответствии с договорными обязательствами, предусмотренными в этих документах.
3.4 Распространение знаний и информации об МГП, обучение
3.4.1 Общие замечания
Статьи 47 ЖК I, 48 ЖК II, 127 ЖК III, 144 ЖК IV, 83 ДП I прямо обязывают государств-участников как в мирное, так и в военное время распространять возможно шире их тексты в своих странах, также включать их изучение в учебные программы военного, желательно также гражданского образования с целью ознакомления их со всем населением. О необходимости распространения знаний и информации об МГП в целом среди гражданского населения говорит и норма обычного международного гуманитарного права[12].
3.4.2 Внутреннее законодательство
В соответствии с Уставом Международного движения Красного Креста и Красного Полумесяца роль МККК также заключается в разъяснении положений МГП, применяемого в период вооруженных конфликтов, и распространении знаний о нем. В Кыргызской Республике МККК представлен с 1992 г. С этого времени по настоящее время МККК принимает усилия и оказывает всяческое содействие в распространении знаний и информации об МГП, его обучению в Кыргызской Республике.
Cогласно ст. 7 Закона “О Национальном Обществе Красного Полумесяца Кыргызской Республики” распространение среди населения знаний о международном гуманитарном праве входит в одно из основных направлений деятельности Общества Красного Полумесяца Кыргызской Республики. Непосредственное содействие распространению знаний о международном гуманитарном праве в Кыргызской Республике должна согласно Положению осуществлять Межведомственная комиссия по имплементации МГП[13].
В настоящее время распространение знаний и информации об МГП среди государственных служащих по нашим данным осуществляется в основном через Межведомственную комиссию по имплементации МГП. Для них организовываются обучающие семинары на различные темы по МГП, в частности выездные мероприятия для обмена опытом по имплементации норм МГП и т.д.[14]
В настоящее время МГП как учебная дисциплина преподается в высших учебных заведениях Кыргызской Республики в рамках предмета “Международное право” (международно-публичное право), и в направлениях международной правовой специализации. Следует отметить, что МГП включен как курс по выбору, но не включен как обязательный предмет. В качестве курса по выбору МГП можно изучать также на направлении “Журналистика”[15].
В рамках высших учебных заведений при сотрудничестве МККК и НОКП Кыргызской Республики проводятся различные научно-практические мероприятия по актуальным вопросам МГП, открыты центры по МГП (информацию о них можно найти на соответствующих сайтах)[16].
3.4.3 Выводы
В Кыргызской Республике имеется соответствующая правовая база для распространения знаний и информации об МГП, его обучению.Все соответствующие мероприятия проводятся при поддержке и участии МККК и НОКП Кыргызской Республики. Несмотря на определенные достижения в данной области необходимо, чтобы соответствующие структуры при активном участии самих органов государственной власти Кыргызской Республики продолжали работу по выстраиванию целостной системы по распространения знаний и информации об МГП, его обучению.
3.4.4 Рекомендации
Предлагается расширить мандат Межведомственной комиссии по имплементации МГП в части интеграции МГП в академические круги и гражданское общество:
-          инициирование мероприятий и участие в осуществлении специальных программ по МГП;
-          участие членов Комиссии в качестве лекторов во всех видах образовательной деятельности для студентов-юристов, курсантов и т.д.;
С этой целью предлагается включить в состав Комиссии представителей из академических кругов в сфере МГП. Хотя правовые основы деятельности Комиссии позволяют им привлекать в необходимых случаях соответствующих экспертов по МГП члены Комиссии из академических кругов занимались бы в приоритетном плане на постоянной основе вопросами распространения знаний и информации об МГП, как среди государственных служащих, так и среди гражданского населения.
Необходимо осуществить организацию и проведение курсов по совершенствованию знаний в области МГП с углубленным изучением его тем для военнослужащих соответствующих подразделений, а также государственных служащих, деятельность которых сопряжена с обеспечением безопасности.
Предлагается учебную дисциплину по МГП включить в качестве обязательного предмета на базе высшего профессионального образования по направлению: “Юриспруденция”, “Журналистика”, по медицинским направлениям, а также рассмотреть возможность включения МГП в учебную программу среднего профессионального образования по специальности “Правоведение”. Также необходимо рассмотреть возможность увеличения часов для учебной дисциплины по МГП в военных учебных заведениях.Является немаловажным рассмотреть возможность интеграции различных онлайн-курсов по МГП, разработанных или разрабатываемых МККК в программы учебных заведений различных уровней.
Является необходимым рассмотреть возможность введения обязательного предмета в школах "Обучение безопасности" (по крайней мере в школах приграничных районов с высоким риском вооруженных инцидентов). В рамках данного предмета особое внимание должно будет уделяться подготовке учащихся к действиям в ситуациях, требующих защиты жизни и здоровья, включая оказание первой медицинской помощи, знакомство с документами, регулирующими деятельность гражданской обороны во всем мире и основными принципами МГП и некоторых его положений.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
4.1. Пресечение серьезных нарушений МГП, в частности военных преступлений
4.1.1 Общие замечания
Серьезные нарушения МГП это особо грубые нарушения МГП, которые перечислены в четырех Женевских конвенциях 1949 г. и Дополнительном протоколе I 1977 г. В них отмечается, что эти серьезные нарушения должны пресекаться государствами в уголовном порядке. Следует отметить, что в Докладе 1998 г. обосновывается необходимость пресечения деяний, которые квалифицируются как серьезные нарушения в четырех Женевских конвенциях 1949 г. и Дополнительном протоколе I 1977 г. независимо от того, совершены ли были такие деяния во время международного или немеждународного вооруженного конфликта[17].
В течение длительного периода времени серьезные нарушения МГП, которые определены в соответствии с п.5 ст. 85 Дополнительного протокола I 1977 г. военными преступлениями, не находили всеобъемлющего регулирования в законодательстве Кыргызской Республики. Более раннее уголовное законодательство предусматривало наказание лишь за определенные военные преступления (ст. 271. Преступные действия военнослужащего, находящегося в плену; ст. 273. Насилие над населением в районе военных действий; ст. 274. Дурное обращение с военнопленными; ст. 275. Незаконное ношение знаков Красного Креста и Красного Полумесяца и злоупотребление ими)[18]. При этом отдельной главы, предусматривающей наказания за международные преступления в Уголовном Кодексе Киргизской ССР 1960 г. не имелось. С новой кодификацией Уголовный кодекс Кыргызской Республики 1997 г. получил одноименный раздел XII и главу 34. “Преступления против мира и безопасности человечества”[19]. Однако как отмечается в Докладе 1998 г. деяния, квалифицируемые как серьезные нарушения и рассматриваемые в качестве военных преступлений Женевскими конвенциями и Дополнительным протоколом I не были предусмотрены в Уголовном кодексе Кыргызской Республики 1997 г.[20] Наоборот, статьи 271, 273, 274, 275 предыдущего Уголовного закона и вовсе были упущены.
Более целостное регулирование вопросов, связанных с международными преступлениями, нашло отражение в редакции Уголовного кодекса Кыргызской Республики от 2017 г.[21] (далее редакция УК от 2017 г.). Помимо Главы 52. “Преступления против мира и безопасности человечества” в Разделе XI. “Преступления против международного правопорядка” в отдельном порядке была предусматрена глава 53. “Военные преступления и другие нарушения законов и обычаев ведения войны”, что стало несомненным шагом вперед. В данной главе содержались следующие статьи: нарушение законов и обычаев ведения войны (ст. 389); насилие в отношении жителей в районе военных действий (ст. 390); мародерство (ст. 391); преступные нарушения норм международного гуманитарного права (ст. 392); преступное бездействие либо отдание преступного приказа во время военных действий (ст. 393); незаконное пользование знаками, охраняемыми международными договорами (ст. 394); наемничество[22] (ст. 395).
Следует отметить, что действия, составляющие объективную сторону преступлений в вышеуказанных статьях, практически полностью воспроизводили серьезные нарушения, квалифицируемые в качестве таковых в Женевских конвенциях 1949 г. и Дополнительном протоколе I 1977 г. [23] Согласно Дополнительному протоколу I 1977 г. «применение практик апартеида и других негуманных и унижающих действий, оскорбляющих достоинство личности, основанных на расовой дискриминации», является серьёзным нарушением Протокола. В свою очередь, отсутствие данной нормы в ранее указанных статьях, не являлось серьезным упущением поскольку апартеиду была посвящена отдельная ст. 386 в Главе 52. “Преступления против мира и безопасности человечества”.
Стоит отметить, что положения главы 53. “Военные преступления и другие нарушения законов и обычаев ведения войны” не проводили различия между международными и немеждународными вооруженными конфликтами, что позволило сделать вывод о том, что они должны были быть применимы к обоим.
В настоящее время уголовное законодательство Кыргызской Республики претерпело изменение. Были приняты новые редакции Уголовного кодекса Кыргызской Республики[24] (далее – УК), Кодекса Кыргызской Республики о правонарушениях[25], Уголовно-процессуального кодекса Кыргызской Республики[26]. Глава относительно военных преступлений и других нарушений законов и обычаев ведения войны не претерпела серьезных изменений в новой редакции УК. Имеются некоторые изменения, однако они не имеют крен в сторону ухудшения. Так, формулировка ст. 389 редакции УК от 2017 г. “Нарушение законов и обычаев ведения войны” дополняется и в действующей редакции выглядит следующим образом: “Нарушение законов и обычаев ведения войны в отношении лиц, пользующихся во время военных действий международной защитой” (ст. 410 УК). Представляется, что изменение в формулировке было вызванонеобходимостью отразить содержание статьи. Также изменение связано с апартеидом. В редакции УК от 2017 г. имелась отдельная статья, посвященная данному вопросу, однако в новой редакции УК апартеид не имеет статью, а входит в статью, посвященную преступлениям против человечности. Представляется, что это не является большим упущением, поскольку соответствует некоторой мировой практике[27]. Следует отметить, что изменений в УК относительно наказаний за серьезные нарушения МГП не имеется.
Действующее уголовное законодательство Кыргызской Республики криминализирует в полном объеме серьезные нарушения МГП в соответствии с Женевскими конвенциями 1949 г. и Дополнительным протоколом I 1977 г.
Начальники и другие должностные лица несут ответственность за военные преступления, совершенные по их приказам. Нарушения могут иметь место и в результате бездействия, т.е. когда вышестоящие начальники не принимают надлежащих мер для предотвращения или пресечения совершения серьезных нарушений МГП своими подчиненными, о чем свидетельствует договорное и обычное международное гуманитарное право[28].
В редакции УК от 2017 г.  содержалось положение относительно ответственности начальства. Cоответствующая статья была изложена в следующей редакции:
Cтатья 393. Преступное бездействие либо отдание преступного приказа во время военных действий
1. Непринятие во время военных действий начальником или другим должностным лицом в пределах своих полномочий всех возможных мер для предупреждения подготавливаемых или пресечения совершаемых подчиненным преступлений, предусмотренных статьями 382387390 настоящего Кодекса, - наказывается лишением свободы V категории.
2. Отдание во время военных действий начальником или другим должностным лицом подчиненному приказа не оставлять никого в живых или иного заведомо преступного приказа или распоряжения, направленных на совершение преступлений, предусмотренных статьями 382387390 настоящего Кодекса, - наказывается лишением свободы VI категории.”
Следует заметить, что в вышеуказанной статье преступное бездействие либо отдание преступного приказа во время военных действий не полностью касалось военных преступлений (ст. 382 “Насильственное исчезновение”, cт. 387 “Нападение на лиц или учреждения, пользующиеся международной защитой”), тогда как начальники и другие должностные лица должны нести ответственность именно за военные преступления, совершенные по их приказам, а также когда они не принимают надлежащих мер для предотвращения или пресечения совершения именно серьезных нарушений МГП своими подчиненными.
В новой редакции УК вышеуказанное упущение устранено и ссылки даются на статьи из Главы 51 “Военные преступления и другие нарушения законов и обычаев ведения войны”, т.е. на соответствующие серьезные нарушения МГП[29]
Действующий УК содержит соответствующие положения относительно ответственности начальников и других должностных лиц за военные преступления, совершенные по их приказам, а также за непринятие ими надлежащих мер для предотвращения или пресечения совершения серьезных нарушений МГП своими подчиненными.
4.3 Подчинение приказам вышестоящего начальства
4.3.1 Общие замечания
Ответственность за серьезные нарушения МГП может возникать, даже когда они были совершены во исполнение приказа вышестоящего начальника. Согласно нормам международного гуманитарного обычного права: “Каждый комбатант обязан не подчиниться явно незаконному приказу”, а также “подчинение приказу начальника не освобождает подчиненного от уголовной ответственности, если подчиненный знал, что действие, которое ему приказано совершить, является незаконным, или должен был знать об этом в связи с явно незаконным характером этого действия”[30].
4.3.2 Внутреннее законодательство
О приказах вышестоящего начальства в новой редакции УК, также как и в редакции УК от 2017 г. имеется сразу несколько статей: cт. 50 об исполнении закона, приказа (распоряжения), обязанностей по должности и ст. 386 о неисполнении приказа, распоряжения из главы относительно преступлений против порядка подчинения и соблюдения воинской чести.
В соответствии с ч.2. ст. 50 УК лицо, совершившее преступление во исполнение преступного приказа (распоряжения), подлежит уголовной ответственности на общих основаниях. Согласно ст. 386 УК за неисполнение подчиненным приказа, распоряжения начальника, отданного в установленном порядке, причинившее значительный вред, предусматривается наказание. При этом в данной статье имеется примечание, согласно которому действие положения не распространяется на случаи, когда подчиненный отказался исполнить заведомо преступный приказ или распоряжение.
Таким образом, если ст. 50 УК гарантирует обычно-правовую норму МГП: “подчинение приказу начальника не освобождает подчиненного от уголовной ответственности, если подчиненный знал, что действие, которое ему приказано совершить, является незаконным, или должен был знать об этом в связи с явно незаконным характером этого действия”, то ст. 386 УК норму: “Каждый комбатант обязан не подчиниться явно незаконному приказу”.
Действующее уголовное законодательство соответствует нормам МГП и предусматривает ответственность за серьезные нарушения МГП, когда они были совершены даже во исполнение приказа вышестоящего начальника.
Универсальная юрисдикция позволяет судебному учреждению рассматривать дела о преступлениях независимо от места их совершения, гражданства их исполнителя или потерпевшего. Осуществление универсальной юрисдикции в отношении военных преступлений государствами оправдано и требуется в целях облегчения и обеспечения пресечения их. Принцип универсальной юрисдикции направлен на то, чтобы не допустить безнаказанности и не дать лицам, совершившим серьезные преступления, найти безопасное убежище в третьих странах[31].
Основаниями для осуществления универсальной юрисдикции в отношении военных преступлений являются одновременно международное договорное и обычное право[32].
Чтобы данный принцип действовал, от государств требуется предусмотреть универсальную юрисдикцию за военные преступления во внутригосударственном законодательстве. Стоит отметить, что в настоящее время продолжает наблюдаться рост числа государств, в национальных системах которых в той или иной форме установлена универсальная юрисдикция в отношении серьезных нарушений МГП[33].
4.4.2 Внутреннее законодательство
Уголовное законодательство Кыргызской Республики не предусматривает универсальную юрисдикцию в отношении серьезных нарушений МГП. В действующей редакции УК, также как и в редакции УК от 2017 г.  имеется ст. 14 “Действие уголовного закона в отношении лиц, совершивших преступление за пределами Кыргызской Республики”, однако она относится к гражданам Кыргызской Республики, а также постоянно проживающим в Кыргызской Республике лицам без гражданства[34].
 
4.4.3 Выводы
Необходимо включить в уголовное законодательство Кыргызской Республики принцип универсальной юрисдикции путем внесения поправки в УК, предусматривающей распространение юрисдикции на всех лиц, несущих ответственность за совершение серьезных нарушений МГП независимо от их гражданства и от того, было ли преступление совершено на территории государства или за его границами.
4.4.4 Рекомендации
Предлагается ст. 14 “Действие уголовного закона в отношении лиц, совершивших преступление за пределами Кыргызской Республики” УК изложить в следующей редакции:
“1. Граждане Кыргызской Республики, а также постоянно проживающие в Кыргызской Республике лица без гражданства, совершившие преступление за пределами Кыргызской Республики, подлежат ответственности в соответствии с настоящим Кодексом, если они не понесли наказания по приговору суда другого государства.
2. Иностранный гражданин или не проживающее постоянно в Кыргызской Республике лицо без гражданства, совершившие преступления за пределами Кыргызской Республики, подлежат ответственности в соответствии с настоящим Кодексом в случаях совершения преступлений против международного правопорядка.
3. Настоящий Кодекс применяется независимо от уголовного права места совершения деяния в отношении следующих преступлений:
1) преступления против мира (статья 402);
2) преступления против человечности (статья 403);
3) геноцид (статья 405);
4) нарушение законов и обычаев ведения войны в отношении лиц, пользующихся во время военных действий международной защитой (статья 410);
6) насилие в отношении жителей в районе военных действий (статья 411);
7) преступные нарушения норм международного гуманитарного права (статья 413);
8) преступное бездействие либо отдание преступного приказа во время военных действий (статья 414);
9) иных преступлений, совершенных за пределами Кыргызской Республики, подлежащих преследованию на основании обязательного для Кыргызской Республики международного договора.
4. В случаях, предусмотренных частями 2 или 3 настоящей статьи, лица подлежат ответственности по настоящему Кодексу, если они не были осуждены в иностранном государстве и привлекаются к уголовной ответственности на территории Кыргызской Республики”.
4.5. Неприменимость срока давности
4.5.1 Общие замечания
В основных источниках МГП не содержится положений о сроке давности в отношении военных преступлений. Данный вопрос находит отражение в Конвенции о неприменимости срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечности 1968 г. (далее – Конвенция 1968 г.) Согласно данной конвенции, сроки давности не применяются в отношении военных преступлений, в частности, серьезных нарушений, перечисленных в Женевский конвенциях 1949 г. Несмотря на то, что Конвенция 1968 г. распространяется лишь на международные вооруженные конфликты МККК рекомендует предусмотреть неприменение сроков давности и в отношении серьезных нарушений МГП, совершаемых в период немеждународных вооруженных конфликтов[35].
Конвенция 1968 г. пока еще не ратифицирована Кыргызской Республикой. Однако неприменимость срока давности к военным преступлениям в настоящее время из договорной нормы уже превратилась в норму обычного права[36]. Из чего следует, что данная норма является обязательной для Кыргызской Республики.
В редакции УК от 2017 г.  имелось положение относительно неприменимости срока давности к военным преступлениям. Так ст. 62 содержало ссылки на конкретные статьи из главы 53 “ Военные преступления и другие нарушения законов и обычаев ведения войны” по которым срок давности не применялся. К ним относились: ст. 389 “нарушение законов и обычаев ведения войны”, ст. 390 “насилие в отношении жителей в районе военных действий”, ст. 392 “преступные нарушения норм международного гуманитарного права”, ст. 393 “преступное бездействие либо отдание преступного приказа во время военных действий”. Из смысла ст. 62 неприменимость срока давности не распространялся на статьи о мародерстве и незаконном пользовании знаками, охраняемыми международными договорами, что является объяснимым. Данные преступления не являются “военными преступлениями” в строгом смысле. Схожие действия как незаконное, произвольное и проводимое в большом масштабе разрушение и присвоение имущества, не вызываемые военной необходимостью, а также вероломное использование отличительной эмблемы красного креста, красного полумесяца или других защитных знаков, признающиеся серьезными нарушения МГП согласно Женевским конвенциям и Дополнительному протоколу I, а значит являющиеся военными преступлениями были перечислены в п. 4 и 8 ст. 392 “преступные нарушения норм международного гуманитарного права”.
В действующей редакции УК имеется аналогичное положение относительно неприменимости срока давности к некоторым преступлениям[37]. Однако из главы относительно военных преступлений ч.6 ст. 58 УК содержит ссылки лишь на такие статьи как “нарушение законов и обычаев ведения войны в отношении лиц, пользующихся во время военных действий международной защитой” (ст. 410), “насилие в отношении жителей в районе военных действий” (ст. 411) и “преступное бездействие либо отдание преступного приказа во время военных действий” (ст. 414). Таким образом, действующая редакция УК не распространяет неприменимость срока давности на ст. 413 “преступные нарушения норм международного гуманитарного права”, которая как раз-таки содержит серьезные нарушения МГП, которые признаются в качестве таковых Женевскими конвенциями и Дополнительным протоколом I, что является недопустимым.
Принцип неприменимости срока давности к военным преступлениям в полном объеме был закреплен в редакции УК от 2017 г. В действующей редакции УК неприменимость срока давности распространяется не ко всем серьезным нарушениям МГП, перечисленных в Женевских конвенциях и Дополнительном протоколе I и являющимся военными преступлениями.
Предлагается дополнить ч. 6 ст. 58 УК после слов: “ Срок давности не применяется в случаях совершения преступлений, предусмотренных частью 2 статьи 122, статьей 137, пунктом 1 части 3 и частью 4 статьи 154, пунктом 1 части 3 и частью 4 статьи 155, статьями 252, 331, 402, 403, 404, 405, 406, 407, 408, 409, 410, 411” следующим: “413”.
Также, поскольку Кыргызская Республика не является участницей Конвенции 1968 г. рекомендуется как можно скорее осуществить ратификацию данного международного договора.
В целях эффективного пресечения серьезных нарушений МГП, в том числе основанной на принципе универсальной юрисдикции необходимо сотрудничество различных государств и учреждений, которое может иметь различные формы взаимопомощи — от сбора доказательств за границей до исполнения приговоров, вынесенных в других странах. С этой целью статья 88 Дополнительного протокола I прямо указывает на оказание друг другу максимального содействия в связи с уголовным преследованием, возбуждаемым в случае серьезных нарушений МГП, сотрудничество в том, что касается выдачи и применении законодательства страны, получившей просьбу о выдаче[38].
В части взаимной помощи в вопросах уголовного преследования и сотрудничества Кыргызская Республика ратифицировала Минскую конвенцию о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 г.[39] и Кишиневскую конвенцию о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 7 октября 2002 г.[40]Кыргызская Республика заключила двусторонние договоры о правовой помощи и сотрудничестве с такими государствами как Российская Федерация[41], Украина[42], Республика Беларусь[43], Молдова[44], Республика Казахстан[45], Республика Узбекистан[46], Республика Таджикистан[47], Туркменистан[48], Азербайджанская Республика[49], Латвийская Республика[50], Литовская Республика[51], Китайская Народная Республика[52], Республика Индия[53], Монголия[54], Чешская Республика[55], Великобритания[56], Иран[57], Турция[58], ОАЭ[59], Республика Корея[60].
К внутренним актам Генеральной прокуратуры Кыргызской Республики в вопросах международно-правового сотрудничества относятся:Положение об управлении международно-правового сотрудничества Генеральной прокуратуры Кыргызской Республики[61], Инструкция по организации прокурорского надзора за применением норм международных актов, участниками которых является Кыргызская Республика при осуществлении международно-правового сотрудничества[62]
В УК относительно выдачи и других вопросов сотрудничества в данной сфере содержатся следующие статьи: ст. 15 “Выдача лиц, совершивших преступление (экстрадиция)”, ст. 16 “Передача осужденных для отбывания наказания”, ст. 17 “Уголовно-правовые последствия осуждения лица вне пределов Кыргызской Республики”.
Следует отметить, что большинство вопросов из вышеуказанных статей регулируются международными договорами. Однако, прямо прописывается, что граждане Кыргызской Республики, совершившие преступление на территории другого государства, не подлежат выдаче, а также, что иностранные граждане и лица без гражданства, совершившие преступление за пределами Кыргызской Республики и находящиеся на ее территории, могут быть выданы другому государству если такая выдача предусмотрена международным договором. Данные положения статей УК не входят в конфликт с положениями ст. 88 Дополнительного протокола I: “…и когда обстоятельства это позволяют, Высокие Договаривающиеся Стороны сотрудничают в том, что касается выдачи. Они надлежащим образом учитывают просьбу государства, на территории которого якобы было совершено данное правонарушение. 3. Во всех случаях применяется законодательство Высокой Договаривающейся Стороны, получившей просьбу о выдаче”.
Кыргызская Республика проводит усилия по укреплению международного сотрудничества и взаимопомощи по уголовным делам, о чем свидетельствует рост числа двусторонних соглашений Кыргызской Республики и стран ближнего и дальнего зарубежья в данной области. Однако Кыргызской Республике следует и в дальнейшем двигаться в данном направлении, а также осуществлять эффективное сотрудничество с другими государствами по уголовному преследованию лиц, в случае совершения ими серьезных нарушений МГП.
Ст. 3 общей для ЖК запрещается осуждение и применение наказания без предварительного судебного решения, вынесенного надлежащим образом учрежденным судом, при наличии судебных гарантий. Судебные гарантии применяются с начала любого вооруженного конфликта вне зависимости от его характера. Исчерпывающий перечень судебных гарантий, применяемых во время вооруженных конфликтов, содержится в ст. 75 ДП I[63] и ст. 6 ДП II.
Ч. 1 ст.  410 УК устанавливает, что лишение права на независимый и беспристрастный суд, рассматривается как нарушение законов и обычаев ведения войны и признается в качестве военного преступления.
            4.7.3 Выводы
            Содействовать включению Кыргызской Республикой положений МГП в УК КР, изложенных в ст. 75 ДП I и ст. 6 ДП II. 
В случае вооруженного конфликта международного или немеждународного характера дети пользуются общей защитой, которая предоставляется гражданским лицам, не принимающим участия в боевых действиях. Гражданским лицам гарантируется гуманное обращение, и на них распространяются правовые нормы, относящиеся к ведению боевых действий. Учитывая особую уязвимость детей, Третья и Четвертая Женевские конвенции 1949 г. и Дополнительные протоколы 1977 г. к ним устанавливают ряд правил, предоставляющих им специальную защиту. Дети, принимающие непосредственное участие в боевых действиях, не лишаются этой специальной защиты. В частности, ДП I и ДП II, Конвенция о правах ребенка 1989 г. (далее – Конвенция о правах ребенка) и Факультативный протокол 2000 г. к этой Конвенции, касающийся участия детей в вооруженных конфликтах (далее – Факультативный протокол к Конвенции о правах ребенка), налагают ограничения на вербовку детей[64] и их участие в боевых действиях. В свою очередь Конвенция о запрещении и немедленных мерах по искоренению наихудших форм детского труда: Конвенция № 182 1999 г. (далее - Конвенция МОТ №182) принудительную вербовку детей определяет видом рабства и относит к наихудшим формам детского труда. Данный вопрос также регулируется обычным международным гуманитарным правом[65].
Кыргызская Республика помимо Женевских конвенций и Дополнительных протоколов является участницей также Конвенции о правах ребенка 1989 г.[66],Факультативного протокола к Конвенции о правах ребенка, касающийся участия детей в вооруженных конфликтах (2000 г.)[67], Конвенции о запрещении и немедленных мерах по искоренению наихудших форм детского труда: Конвенция № 182 (1999 г.)[68].
В соответствии со ст. 77(2) ДП I, 4(3)(c) ДП II, 38(2) Конвенции о правах ребенка стороны, находящиеся в конфликте (государства-участники), предпринимают все практически возможные меры для того, чтобы дети, не достигшие 15-летнего возраста, не принимали непосредственного участия в военных действиях. Факультативный протокол к Конвенции о правах ребенка в ст. 1 устанавливает ограничение в 18-летний возраст.
Относительно вербовки детей в части 2 ст. 50, ЖК IV говорится следующее: “Оккупирующая держава ни в коем случае не должна изменять их гражданского состояния и не зачислять их в зависящие от нее формирования или организации”. Согласно ст. 77(2) ДП I, 4(3)(c) ДП II, 38(3) Конвенции о правах ребенка, стороны, находящиеся в конфликте (государства-участники), воздерживаются от вербовки в свои вооруженные силы детей, не достигших 15-летнего возраста. При вербовке государства-участники стремятся отдавать предпочтение лицам более старшего возраста (между 15 и 18 годами). В соответствии со ст. 2 Факультативного протокола к Конвенции о правах ребенка государства обеспечивают, чтобы лица, не достигшие 18-летнего возраста, не подлежали обязательному призыву в их вооруженные силы. Ст. 7(2)(a) Конвенции МОТ №182 обязывает в целом государств-членов принимать эффективные меры по предотвращению обязательного призыва детей для использования в вооружённых конфликтах.
Согласно ст. 77(2) ДП I и ст. 4 (3)(c) ДП II государства-участники должны принять законодательство, устанавливающее, что вербовка в вооруженные силы или вооруженные группы детей, не достигших 15-летнего возраста, а также их участие в боевых действиях являются уголовными преступлениями. В свою очередь ст. 6(1) Факультативного протокола к Конвенции о правах ребенка обязывает государств- участников принять законодательство, устанавливающее, что вербовка в вооруженные силы или в вооруженные группы детей, не достигших 18-летнего возраста, а также их участие в боевых действиях являются уголовными преступлениями. В целом ст. 4(2) того же документа говорит о необходимости принять все возможные меры в целях предупреждения вербовки в вооруженные группы, отличные от вооруженных сил государства, и использования в боевых действиях детей, не достигших 18-летнего возраста, принимая правовые меры, необходимые для запрещения и криминализации такой практики.
Согласно действующему уголовному законодательству Кыргызской Республики вербовка лиц, не достигших восемнадцатилетнего возраста, в вооруженные силы либо разрешение им принимать участие в военных действиях” (п.6 ст. 413 УК) и “вербовка лиц, не достигших восемнадцатилетнего возраста, в вооруженные группы, отличные от вооруженных сил государства, или использование их в военных действиях в составе этих вооруженных групп” (п.7 ст. 413 УК) во время вооруженного конфликта является нарушением МГП и влечет наказание.
Также в п.2 ч.3 ст. 416 УК предусмотрена уголовная ответственность за наемничество в отношении ребенка[69].
Согласно ст. 15 Кодекса “O детях” (далее – Кодекс о детях)[70] запрещается эксплуатация детского труда в наихудших формах проявления. Ст. 5 одной из форм наихудшего детского труда определила и принудительную или обязательную вербовку детей для использования их в вооруженных конфликтах.
Вопросы призыва на службу в Вооруженных Силах и других воинских формированиях подробным образом регулируются Законом “О всеобщей воинской обязанности граждан Кыргызской Республики, о военной и альтернативной службах” (далее – Закон о всеобщей воинской обязанности)[71]. В соответствии с ч.1 ст. 17 Закона о всеобщей воинской обязанности призыву на срочную военную службу подлежат граждане мужского пола в возрасте от восемнадцати до двадцати пяти лет. Призыву на военную службу по мобилизации и в военное время подлежат граждане, которым ко дню призыва также исполнилось восемнадцать лет (ч.1 ст. 22 указанного закона). Гражданин мужского пола, не имеющий права на отсрочку от призыва либо утративший право на отсрочку от призыва, не прошедший срочную военную службу подлежит призыву на альтернативную службу при условии достижения им возраста восемнадцати лет (ч.2 ст. 32 указанного закона). Согласно ч.1 ст. 24 Закона о всеобщей воинской обязанности, граждане, поступающие на военную службу по контракту т.е. на добровольной основе, должны быть не моложе восемнадцати лет, за исключением курсантов. Следует отметить, что ст. 25 указанного закона позволяет поступать в высшие военные учебные заведения в качестве курсантов лиц, достигших возраста семнадцати лет.
Уголовное законодательство Кыргызской Республики во исполнение обязательств, вытекающих из ДП I и ДП II, принять законодательство, устанавливающее, что вербовка в вооруженные силы или вооруженные группы детей, не достигших 15-летнего возраста (Факультативного протокола к Конвенции о правах ребенка - 18-летнего возраста), их участие в боевых действиях являются уголовными преступлениями, а также обязательств из Факультативного протокола принять все возможные меры в целях предупреждения вербовки в вооруженные группы, отличные от вооруженных сил государства, и использования в боевых действиях детей, не достигших 18-летнего возраста осуществила запрещение и криминализацию данных действий в п.6, 7 ст. 413 УК.
Законодательство Кыргызской Республики также соответствует нормам МГП в части установления минимального возраста в восемнадцать лет для обязательного призыва на военную службу. Относительно добровольного призыва, т.е. военной службы по контракту в Законе о всеобщей воинской обязанности есть послабление. По общим правилам граждане, поступающие на военную службу по контракту, должны быть не моложе восемнадцати лет, однако имеется исключение относительно курсантов, которые зачисляются на военную службу по контракту если достигли к моменту поступления возраста семнадцати лет (т.е. в высшие военные учебные заведения имеют право поступать в качестве курсантов граждане, достигшие к моменту поступления возраста семнадцати лет) (ч.1 ст. 24, ч.1 ст. 25 указанного закона).
В целях соблюдения принципа «жесткого выдерживания критерия достижения 18 лет» рекомендуется в ч.1 ст. 24 Закона о всеобщей воинской обязанности после слов: быть не моложе восемнадцати лет исключить слова: за исключением курсантов”.
Рекомендуется также в ч.2 ст. 25 Закона о всеобщей воинской обязанности после слов: Началом срока военной службы курсанта, за исключением военнослужащих, проходящих военную службу, считается” слова: “дата зачисления его в высшее военное учебное заведение” заменить на: “дата достижения им восемнадцати лет”.
В качестве альтернативы при условии зачисления курсантов на военную службу по контракту в возрасте семнадцати лет предлагается в ч.1 ст. 24 Закона о всеобщей воинской обязанности после слов: быть не моложе восемнадцати лет, за исключением курсантовдобавить слова:при условии получения согласия родителей или законных опекунов данного лица”.
Согласно ст. 77 (3) ДП I если вопреки нормам МГП дети, не достигшие пятнадцатилетнего возраста все же принимают непосредственное участие в военных действиях и попадают во власть противной стороны, они продолжают пользоваться особой защитой независимо от того, являются ли они военнопленными или нет[72]. Данное положение касается международных вооруженных конфликтов.
В условиях немеждународных вооруженных конфликтов ст. 4(3(d)) ДП II предоставляет особую защиту в отношении детей, не достигших пятнадцатилетнего возраста, и такая защита продолжает применяться к ним, если даже они принимают непосредственное участие в военных действиях, вопреки положениям МГП и попадают в плен[73].
Поскольку дети могут быть лишены свободы в результате различных оснований как связь с вооруженными группами, при интернировании или по обвинению в совершении преступлений, специальные нормы МГП, а также Конвенция о правах ребенка, предъявляют требования о соблюдении принципа действий в наилучших интересах детейк условиям содержания под стражей, перемещении, уголовном преследовании и вынесению приговоров в отношении детей[74].
В УК установлены особенности ответственности детей. Например, в УК к обстоятельствам, смягчающим наказание относится совершение преступления ребенком в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет[75], конкретные принудительные меры воспитательного характера, применяемые к детям[76], виды наказаний, которые применяются в отношении детей, в частности определено, что пожизненное лишение свободы не назначается лицам, совершившим преступление в возрасте до восемнадцати лет[77]. Также следует отметить, что в соответствии с УК смертный приговор как наказание не предусмотрен[78]. Эти и иные положения УК соответствуют положениям МГП и Конвенции о правах ребенка.
В Законе “О пробации”[79] содержится отдельная глава “Ювенальная пробация”, предусматривающая обеспечение прав и законных интересов несовершеннолетних, предотвращение повторного совершения ими правонарушения, обеспечения эффективности психолого-педагогического процесса, а также их ресоциализации и реинтеграции в общество.
Наиболее полное регулирование данного вопроса находит отражение в Кодексе о детях. В главе 11 “Особенности защиты детей, находящихся в конфликте с законом” было введено понятие ювенальной юстиции. Ст. 87 кодекса предусматривает гарантии прав и законных интересов детей, находящихся в конфликте с законом, а также являющихся потерпевшими или свидетелями[80].
В ст. 5 Конституционного Закона “О военном положении”[81] отмечается, что интернирование (изоляция) осуществляется в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права граждан государств, с которыми Кыргызская Республика находится в состоянии войны, или союзных с ними государств. Данная норма также относится к интернированию детей.
В соответствие со ст. 37 Закона “О внутренней миграции”[82] вынужденными мигрантами из районов вооруженных конфликтов или массовых беспорядков могут быть признаны граждане, переселившиеся из районов, где происходят вооруженные конфликты или массовые беспорядки, в безопасные районы Кыргызской Республики на основании решения Правительства. В ст. 40 указанного закона определены основные гарантии в отношении вынужденных мигрантов, однако какие-либо особые гарантии для детей, обуславливающиеся их возрастом не предусмотрены.
4.8.10 Выводы
В целом внутреннее законодательство Кыргызской Республики по вопросам правосудия в отношении несовершеннолетних соответствует нормам МГП, Конвенции о правах ребенка. Однако приходится констатировать, что каких-либо специальных норм по гарантиям детей (как специальной категории) именно в связи с вооруженными конфликтами в национальном законодательстве отсутствуют, в связи с чем, необходимо продолжить работу в данном направлении.
В целях соответствия ст. 4(3 (е)) ДП II предлагается в ст. 40 Закона “О внутренней миграции” дополнительным пунктом включить норму в следующей редакции: “при переселении детей из районов, где происходят вооруженные конфликты или массовые беспорядки, в безопасные районы обеспечивается сопровождение их лицами, ответственными за их безопасность и благополучие”.
4.9 Идентификация медицинского и религиозного персонала, мест отправления культа, вооруженных сил, прессы, установок и сооружений, содержащих опасные силы 
4.9.1 Общие замечания
            В соответствии с МГП меры по идентификации лиц тесно связаны с понятием защиты, которое составляет саму основу инструментов по МГП. Поэтому очень важно должным образом идентифицировать лиц, которые имеют право или могут иметь право на защиту согласно МГП.
Лица осуществляющие, медицинские функции во время вооруженного конфликта, нуждаются в особой защите. С целью обеспечения такой защиты государствам надлежит принять меры, обеспечивающие опознавание медицинского персонала. То же относится к духовному персоналу[83]. Аналогичные меры должны быть приняты и в отношении медицинских учреждений, их имущества и санитарных транспортных средств, госпитальных судов и пр.
Каждое государство обязано выдавать членам личного состава своих вооруженных сил удостоверения личности (ст. 17, ч. 3 ЖК III) для того, чтобы сделать возможным их опознавание и удостоверить их статус комбатанта.
            МГП предусматривает особую защиту для журналистов (прессы). Соответствующие гарантии предусмотрены в ДП I.
            МГП включает в себя особые нормы по защите сооружений и установок, содержащих опасные силы, например, плотин, дамб и атомных электростанций (ст. 56 ДП I и 15 ДП II). Соответствующие установки и сооружения являются a priori гражданскими объектами, и поэтому на них нельзя совершать нападения. Даже если они становятся военными объектами они продолжают пользоваться особой защитой и не могут становиться объектами нападения, если такое нападение может стать причиной серьезных потерь среди гражданского населения из-за высвобождения опасных сил.
            В соответствии со ст. 1 Закона “Об использовании и защите эмблемы Красного полумесяца и Красного креста”[84] (далее – Закон о защите эмблемы КП и КК) эмблема Красного Полумесяца или Красного Креста на белом фоне, название «Красный Полумесяц» или «Красный Крест» и отличительные сигналы для опознавания медицинских формирований и транспортных средств подпадают под защиту данного Закона.
            Вместе с тем ст. 3 и 4 Закона о защите эмблемы КП и КК устанавливают нормативную обязанность в отношении Министерства обороны Кыргызской Республики выдавать нарукавные повязки и удостоверения соответствующему медицинскому персоналу, и духовному персоналу в случае его прикрепления к вооруженным силам; и в отношении Министерства здравоохранения и социального развития Кыргызской Республики выдавать нарукавные повязки и удостоверения соответствующему гражданскому персоналу. Эти же статьи регулируют идентификацию медицинских формирований и наземных, воздушных (морских) медицинских транспортных средств, а также гражданских медицинских транспортных средств, в задачу которых входит, например, транспортировка и лечение раненых, больных и потерпевших кораблекрушение.
            В национальном праве отсутствуют положения об обозначении военных госпиталей, установок и сооружений, содержащих опасные силы. 
Также следует отметить, что все лица из состава вооруженных сил Кыргызской Республики обеспечиваются удостоверением личности, которые выдаются Министерством обороны в соответствии с требованиями МГП.
С сожалением можно констатировать об отсутствии специальных положений о защите журналистов (прессы) во время вооруженных конфликтов.
            Согласно ст.  413 УК нападение на обладающие с защитной целью отличительными эмблемами красного креста, красного полумесяца и красного кристалла персонал, строения, оборудование и транспортные средства и вероломное использование отличительной эмблемы красного креста, красного полумесяца и красного кристалла подпадают под преступные нарушения норм МГП и влекут уголовную ответственность.
            Относительно установок и сооружений, содержащих опасные силы, следует отметить, что за совершение нападения на установки или сооружения, содержащие опасные силы, когда заведомо известно, что такое нападение повлечет чрезмерные потери среди гражданских лиц либо причинит чрезмерный ущерб гражданским объектам предусмотрена уголовная ответственность в соответствии со ст. 413 УК.
            В целом можно заключить, что Кыргызская Республика принимает надлежащие меры с целью имплементации значимых положений ЖК и ДП об обеспечении безопасности и идентификации медицинской, религиозной деятельности; соблюдает свое договорное обязательство в отношении обеспечения мерами опознавания лиц из состава вооруженных сил. Что касается установок и сооружений, содержащих опасные силы, то Кыргызская Республика выполнила свои обязательства по данной норме и включила в качестве законоположения в свое национальное законодательство, при этом выполнение данного обязательства не исключает дальнейшую имплементацию властями Кыргызской Республики других мер, необходимых для обеспечения защиты всех сооружений и установок, содержащих опасные силы. Соответственно, предлагается включить в Закон о защите эмблемы КП и КК статьи, включающие идентификацию таких установок и сооружений эмблемами КП и КК в мирное и военное время, это же касается военных госпиталей и журналистов (прессы).
Положения Женевских конвенций и Дополнительных протоколов закрепляют защиту эмблем красного креста, красного полумесяца и красного кристалла, и других отличительных знаков[85]. В них определены лица и службы, которые имеют право использовать названия и эмблемы, а также все цели, для которых они могут быть использованы. Следует отметить, что регламентация использования эмблем происходит как в мирное время, так и во время вооруженных конфликтов. Любое неправомерное использование эмблем запрещается. В соответствии со ст. 54 ЖК I государства-участники предпринимают законодательные и иные меры, которые необходимы для предотвращения и пресечения во всякое время неправомерных использований отличительных эмблем.
Как ранее было отмечено Кыргызской Республикой в 2000 г. был принят Закон о защите эмблемы КП и КК. В соответствии со ст. 9 указанного закона незаконное использование эмблем, их наименований в мирное время должно влечь административную ответственность. Ст. 10 того же закона предполагает уголовную ответственность за незаконное использование эмблемы во время вооруженного конфликта. В данном законе под правовую охрану подпадают эмблемы Красного Полумесяца и Красного Креста и наименования "Красный Полумесяц" и "Красный Крест" в мирное время и во время вооруженного конфликта.   В связи с тем, что герб Швейцарии может быть ошибочно принят за эмблему   Красного   Креста, использование белого креста на красном фоне или любого другого знака,   представляющего собой   имитацию последнего, также запрещается законом.
В 2018 г. Кыргызская Республика присоединилась к Дополнительному протоколу III, касающегося принятия дополнительной отличительной эмблемы (красного кристалла). Однако соответствующих дополнений в Закон о защите эмблемы КП и КК принято не было.
В п. 4 ст. 413 УКвероломное использование отличительной эмблемы красного креста, красного полумесяца и красного кристалла во время вооруженного конфликта признается серьезным нарушением МГП и влечет наказание в виде лишения свободы от 12 до 15 лет. Также в ст. 415 УК уголовная ответственность предполагается за использование вопреки международным договорам во время военных действий эмблем красного креста, красного полумесяца, красного кристалла или иных знаков, охраняемых международным правом[86].
Относительно ответственности за незаконное использование эмблем красного креста, красного полумесяца и красного кристалла, и других отличительных знаков в мирное время ранее положений в редакции Кодекса Кыргызской Республики “О нарушениях” от 2017 г.[87] не имелось. Однако в действующей редакции Кодекса Кыргызской Республики о правонарушениях[88] данные положения предусмотрены в отдельной главе 46. “Правонарушения, посягающие на правила использования эмблем Красного Полумесяца, Красного Креста или Красного Кристалла”. Ответственность за незаконное использование соответствующих эмблем в мирное время устанавливается статьями 427 “Незаконное использование эмблем Красного Полумесяца, Красного Креста или Красного Кристалла”, 428 “Незаконное использование изображения защитной эмблемы «белый крест на красном фоне»”.
Кыргызская Республика соблюдает свое обязательство в отношении принятия законодательных мер по предотвращению и пресечению во время вооруженного конфликта и в мирное время неправомерных использований отличительных эмблем. Однако, поскольку Кыргызская Республика является участницей Дополнительного протокола III требуется внесение соответствующих дополнений относительно эмблемы третьего Протокола (красного кристалла) в Закон о защите эмблемы КП и КК.
4.11 Защита культурных ценностей в случае вооруженного конфликта
4.11.1 Общие замечания
            Культурное наследие находится под защитой ст. 53 ДП I. Данная защита признается без ущерба для положений Гаагской конвенции 1954 г. о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта. Данная конвенция предусматривает обязательство государств-участников принимать все меры, которые они сочтут необходимыми, для сохранения культурных ценностей в случае вооруженного конфликта, что может включать в себя, например, регистрацию культурных ценностей, составление топографических карт, пресечение нарушений и т.д.
Ст. 413 УК рассматривает превращение ясно опознаваемых исторических памятников, произведений искусства или мест отправления культа, которые являются культурным или духовным наследием народов, находящихся под защитой, в объект нападения либо их уничтожение или хищение, а равно совершение в отношении этих ценностей актов вандализма при отсутствии военной необходимости и использование культурных ценностей, находящихся под усиленной защитой, либо непосредственно прилегающих к ним мест для поддержания военных действий при отсутствии военной необходимости, а равно превращение этих ценностей либо непосредственно прилегающих к ним мест в объект нападения в качестве нарушений норм МГП во время вооруженного конфликта.
Эти вопросы относятся к ведению Министерства культуры, информации, спорта и молодежной политики Кыргызской Республики.
Кыргызская Республика присоединилась к Конвенции о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта от 14 мая 1954 года постановлениями ЗС Жогорку Кенеша КР от 8 июня 1995 года З № 121-1 и СНП Жогорку Кенеша КР от 10 июня 1995 года П № 94-1.
            4.11.3 Выводы
            Кыргызская Республика соблюдает свое договорное обязательство в отношении защиты культурных ценностей в случае вооруженного конфликта.
            Рекомендовать Комиссии в этом контексте рассмотреть целесообразность присоединения к Протоколу о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта от 14 мая 1954 г. и второму протоколу к Гаагской Конвенции о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта от 14 мая 1954 г., 26 марта 1999 г.
 
 
 
 
 
 
4.12 Образование структур, предоставляющих защиту и помощь (Национальные общества Красного Креста и Красного Полумесяца, организации гражданской обороны, национальные справочные бюро, зоны и местности, находящиеся под защитой, служба регистрации могил)
4.12.1.Национальные общества Красного Креста и Красного Полумесяца
4.12.2 Общие замечания
О национальных обществах Красного Креста и Красного Полумесяца, а также о других добровольных обществах помощи говорится в ст. 26 ЖК I, 63 ЖК IV, 81 ДП I, 18 ДП II. В частности отмечается, что данные общества должным образом признаются и уполномочиваются своим правительством. В соответствии со ст. 2 Устава Международного движения Красного Креста и Красного Полумесяца[89] государства - участники Женевских конвенций сотрудничают с составными частями Движения в соответствии с этими Конвенциями, а также Уставом. Согласно той же статье
каждое государство содействует созданию на своей территории Национального общества и способствует его развитию.
В соответствии с Указом Президента “О Национальном обществе Красного Полумесяца Кыргызской Республики”[90] Национальное общество Красного Полумесяца Кыргызской Республики была признана единственной независимой добровольной общественной организацией, осуществляющей гуманитарные функции на основе принципов международного движения Красного Креста и Красного Полумесяца и в соответствии с Женевскими конвенциями и Дополнительными протоколами.
В 2018 г. принят специальный Закон “О Национальном Обществе Красного Полумесяца Кыргызской Республики”[91], который определяет организационные и правовые основы деятельности Национального Общества Красного Полумесяца Кыргызской Республики, регулирует формы взаимоотношения Общества Красного Полумесяца с государственными органами Кыргызской Республики и иными организациями[92].
Международные обязательства Кыргызской Республики по содействию создании на своей территории Национального общества соблюдаются. Однако требуется и дальнейшее способствование его развитию.
4.12.5 Организации гражданской обороны
4.12.6 Общие замечания
В соответствии со ст. 61 ДП I «гражданской обороной» является выполнение гуманитарных задач, направленных на то, чтобы защитить гражданское население от опасностей и помочь ему устранить непосредственные последствия военных действий или бедствий, а также создать условия, необходимые для его выживания. Организации гражданской обороны должны быть организованы или уполномочены самими компетентными властями стороны, находящейся в конфликте (ст. 61(b) ДП I). В целом вопросы организаций гражданской обороны регулируются также ст. 62-67 ДП I, а также ст. 63 ЖК IV.
4.12.7 Внутреннее законодательство
Внутреннее законодательство Кыргызской Республики о гражданской обороне, в настоящее время включает: Конституционный Закон “О военном положении”[93], Закон “О гражданской защите”[94], Закон “Об обороне и Вооруженных Силах Кыргызской Республики”[95],Закон “О Совете безопасности Кыргызской Республики”[96], Положение о Центре подготовки и переподготовки специалистов Гражданской защиты при Министерстве чрезвычайных ситуаций Кыргызской Республики[97], Положение о войсках Гражданской защиты Кыргызской Республики[98], Положение о формированиях Гражданской защиты[99], Положение о Единой системе подготовки органов управления и сил Гражданской защиты и населения в области Гражданской защиты[100], Положение о порядке взаимодействия органов государственной власти и местного самоуправления, а также иных организаций и граждан по снижению рисков насилия в отношении женщин и детей в чрезвычайных и кризисных ситуациях[101], Положение о порядке выдачи предписаний в области Гражданской защиты[102], Порядок отнесения территорий к группам, организаций - к категориям по Гражданской защите[103], Порядок эвакуации и отселения населения, а также эвакуации материальных и культурныхценностей в безопасные районы[104], Военная доктрина Кыргызской Республики[105].
Следует отметить, что в настоящее время в законодательстве термин “гражданская оборона” полностью заменен на понятие “гражданская защита”.
4.12.8 Выводы
За последние годы внутреннее законодательство о гражданской обороне и других сопряженных вопросах в обширном порядке обновлено и дополнено. Соответствующие положения МГП полностью отражены в законодательстве.
4.12.9 Национальные справочные бюро
4.12.10 Общие замечания
Почти в каждой ситуации вооруженного конфликта или других ситуаций насилия присущие им опасности приводят к разлуке родственников и исчезновению как солдат, так и гражданских лиц. В контексте международных и немеждународных вооруженных конфликтов в большинстве случаев лица становятся пропавшими без вести в результате нарушений МГП и права прав человека.
К одной из мер по предотвращению исчезновений и установления судьбы пропавших без вести является учреждение национальных справочных бюро. О национальных справочных бюро говорится в ст. 122-124 ЖК III, 136-141 ЖК IV. Ст. 122 ЖК III, а также ст. 136 ЖК IV обязывает государств-участников с самого начала вооруженного конфликта учредить национальное справочное бюро. Национальное справочное бюро должно консолидировать всю информацию в условиях вооруженных конфликтов о раненых, больных, потерпевших кораблекрушение, умерших, лишенных свободы покровительствуемых лицах, детях, установление личности которых вызывает затруднения, и лицах, объявленных пропавшими без вести.
4.12.11 Внутреннее законодательство
В целом, международные нормы о лицах, пропавших без вести, не получили соответствующего закрепления в национальном законодательстве Кыргызской Республики. Об этом свидетельствует отдельное исследование, посвященное проблемам в отношении лиц, пропавших без вести, защиты их прав и прав их семей[106].
Создание национального справочного бюро, которое должно приступить к работе в случае возникновения вооруженного конфликта также не предусмотрено в законодательстве Кыргызской Республики.
4.12.12 Выводы
Отсутствие в законодательстве норм о создании национального справочного бюро, также как иных положений относительно лиц, пропавших без вести, защиты их прав и прав их семей, может не только отрицательно сказаться на соблюдении международных обязательств Кыргызской Республикой, но и привести к негативным последствиям, принося дополнительные человеческие страдания.
Национальное справочное бюро должно быть готово к выполнению своих функций сразу после начала военных действий. Поэтому его создание, разработка нормативно-правовой базы необходимо провести еще в мирное время.
4.12.13 Рекомендации
Рекомендуется имплементировать международные нормы относительно лиц, пропавших без вести в национальное законодательство путем внедрения соответствующих положений в отдельные нормативно-правовые акты Кыргызской Республики с учетом рекомендаций, приведенных в исследовании, посвященном проблемам в отношении лиц, пропавших без вести, защиты их прав и прав их семей.
Предлагается принять отдельный нормативно-правовой акт, детально регламентирующий организацию, порядок деятельности национального справочного бюро, а также определяющий их взаимоотношения с другими органами, организациями, учреждениями и гражданами. В свою очередь создание национального справочного бюро помимо принятия отдельного нормативно-правового акта также потребует внесение изменений и дополнений в ряд действующих нормативно-правовых актов.
 
4.13 Зоны и местности, находящиеся под защитой
4.13.1 Общие замечания
В соответствии со ст. 23 ЖК I  еще в мирное время государства-участники могут предусмотреть создание на своей территории (на оккупированной территории) в случае начала военных действий санитарных зон и местностей для ограждения  раненых и больных, персонал, на который будет возложена организация и управление этими зонами и местностями  от действий войны. В начале и во время военных действий стороны могут заключать соглашение о взаимном признании созданных ими санитарных зон и местностей[107]. Ст. 15 ЖК IV предусматривает аналогичные положения относительно создания нейтрализованных зон (также для защиты гражданского населения).
Ст. 59 и 60 ДП I устанавливают запрет сторонам, находящимся в конфликте распространять свои военные операции на необороняемые местности, а также зоны, которым они по соглашению предоставили статус демилитаризованных зон.
4.13.2 Внутреннее законодательство
В законодательстве Кыргызской Республики не содержится норм относительно создания специальных зон и местностей, находящихся под защитой.
4.13.3 Выводы
Необходимо осуществить работу по имплементации норм МГП по созданию специальных зон и местностей, находящихся под защитой. Меры в данном направлении необходимо начать предпринимать еще в мирное время, поскольку сам по себе выбор подходящих мест для создания таких специальных зон и местностей, а также другие вопросы могут вызвать определенную сложность.
4.13.4 Служба регистрации могил
4.13.5 Общие замечания
Согласно ст. 17 ЖК I стороны, находящиеся в конфликте, с начала военных действий должны организовать официальную службу могил. Службы регистрации могил по окончании военных действий, а при возможности ранее посредством Национальных справочных бюро должны обменяться списками, в которых будут указаны точное местонахождение и обозначение могил, а также данные о погребенных в них умерших. В целом об обязательствах сторон относительно создания службы регистрации могил говорится также в ст. 120 ЖК III.  
 
 
4.13.6 Внутреннее законодательство
Внутреннее законодательство не содержит норм относительно организации службы регистрации могил на случай вооруженных конфликтов.
4.13.7 Выводы
Организация службы регистрации могил, также, как и вышерассмотренные вопросы относятся к организационным мерам, принимаемым еще в мирное время, нормы относительно них должны быть предусмотрены во внутреннем законодательстве. Кыргызской Республике необходимо провести работу по имплементации норм МГП относительно создания службы регистрации могил.
4.14 Защита окружающей среды во время вооруженных конфликтов
4.14.1 Общие замечания
Принцип защиты природной среды предусмотрен в ст. 55 ДП I, который запрещает использовать методы и средства ведения войны, которые имеют целью причинить или, как можно ожидать, причинят ей обширный, долговременный и серьезный ущерб и таким образом нанесут ущерб здоровью или выживанию населения. Это положение получило значительное развитие в многочисленных соответствующих двусторонних и многосторонних конвенциях. Среди них следует упомянуть Конвенцию 1976 г. о запрещении военного или любого иного враждебного использования средств воздействия на природную среду. Оно требует от государств принятия любых необходимых мер по имплементации. Определение характера таких мер оставлено на их усмотрение.
4.14.2 Внутреннее законодательство
Кыргызская Республика присоединилась к Конвенции о запрещении военного или любого иного враждебного использования средств воздействия на природную среду от 10 декабря 1976 года Законом КР от 12 января 2015 года № 7.
Ст.  413 УК признает причинение обширного, долговременного и серьезного ущерба природной среде преступным нарушением норм МГП и предусматривает соответствующее уголовное наказание.
4.14.3 Выводы
Следует способствовать принятию Кыргызской Республики всех мер по имплементации, которые окажутся необходимыми для защиты окружающей среды в связи с вооруженными конфликтами.
 
 
 
4.15 Военное планирование (размещение военных объектов отдельно от гражданских, определение законности новых видов оружия и т.д.)
4.15.1 Размещение военных объектов отдельно от гражданских 
4.15.2 Общие замечания
В соответствии со ст. 57 ДП I при проведении военных операций постоянно должна проявляться забота о том, чтобы щадить гражданское население, гражданских лиц и гражданские объекты. С этой целью ст. 58 ДП I прямо обязывает сторон избегать размещения военных объектов в густонаселенных районах или вблизи от них, т.е. размещение военных объектов должно происходить отдельно от гражданских.
4.15.3 Внутреннее законодательство
Внутреннее законодательство Кыргызской Республики не содержит никаких положений относительно отделения военных объектов от гражданских. Ни в законодательстве по обороне, вооруженных силах, ни в законодательстве по военному положению или по гражданской защите норм о размещении военных объектов вне и вдали от густонаселенных районов не имеется.
4.15.4 Выводы
Необходимо, чтобы соответствующие органы государственной власти Кыргызской Республики приняли соответствующие меры по имплементации норм МГП относительно размещения военных объектов отдельно от гражданских.
4.15.5 Определение законности новых видов оружия
4.15.6 Общие замечания
Ст. 36 ДП I обязывает государств-участников при изучении, разработке, приобретении или принятии на вооружение новых[108] видов оружия, средств или методов ведения войны определить, подпадает ли их применение, при некоторых или при всех обстоятельствах, под запрещения норм международного права.
Оценка законности новых видов оружия должна способствовать обеспечению того, что вооруженные силы государства будут в состоянии вести военные действия в соответствии с международными обязательствами.
Несмотря на то, что в ст. 36 ДП I говорится о случаях, когда государство приобретает или принимает на вооружение новые виды оружия, желательно, чтобы государства проводили оценку также того оружия, которое они собираются экспортировать. При проведении оценки необходимо, чтобы государства решали широкий круг вопросов, в том числе военного, технического и медицинского характера. Важно рассмотреть то, как скажется применение средств и методов ведения войны на состоянии здоровья и благополучии отдельных лиц и групп населения, а также на природной среде.
4.15.7 Внутреннее законодательство
Кыргызская Республика является участницей следующих международных договоров в данной области: Международный договор о нераспространении ядерного оружия от 1 июля 1968 г.[109], Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ), подписанный 8 октября 1996 г.[110], Конвенция о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и о его уничтожении от 13 января 1993 г.[111], Конвенция о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) и токсинного оружия и об их уничтожении, подписанная 10 апреля 1972 г.[112], Договор о зоне, свободной от ядерного оружия в Центральной Азии от 8 сентября 2006 г.[113], Протокол о запрещении применения на войне удушливых, ядовитых или других подобных газов и бактериологических средств, подписанный 17 июня 1925 г.[114], Поправка к Конвенции о физической защите ядерного материала от 26 октября 1979 г., принятая 8 июля 2005 г.[115]
В соответствии с Законом “Об обороне и Вооруженных Силах Кыргызской Республики” и Положением о Министерстве обороны Кыргызской Республики непосредственным органом по приобретению или принятию на вооружение новых видов оружия выступает Министерство обороны[116].
Системы, оборудование, компоненты а также определенные вещества, которые могут составить оружия, средства или методы ведения войны согласно законодательству входят в Национальный контрольный список контролируемой продукции[117]. Указанный список разделен на 6 приложений[118]. Основным нормативным правовым актом, регулирующим деятельность в области экспортного контроля контролируемой продукции, является Закон “Об экспортном контроле[119]. В соответствии с законом импорт, экспорт, реэкспорт, транзит товаров, включенных в Национальный контрольный список подлежат лицензированию. Министерство экономики и финансов Кыргызской Республики является уполномоченным государственным органом по выдаче лицензий.
В целях реализации Закона «Об экспортном контроле» были приняты: Положение о Комиссии по военно-техническому сотрудничеству и экспортному контролю[120] и Положение о порядке осуществления экспортного контроля за контролируемой продукцией в Кыргызской Республике[121].
Комиссия по военно-техническому сотрудничеству и экспортному контролю (далее - Комиссия по ВТС и ЭК) является совещательным органом, обеспечивающим координацию органов государственного управления и контроль за деятельностью субъектов военно-технического сотрудничества. Комиссия по ВТС и ЭК вправе привлекать для работы в Комиссии не только руководителей и специалистов министерств, государственных комитетов и административных ведомств, но и предприятий и организаций Кыргызской Республики, имеющих непосредственное отношение к рассматриваемым вопросам. Рабочими органами Комиссии по ВТС и ЭК являются:
- Министерство обороны Кыргызской Республики - по вопросам военно-технического сотрудничества;
- Министерство экономики и финансов Кыргызской Республики - по вопросам экспортного контроля.
Согласно Положению о порядке осуществления экспортного контроля за контролируемой продукцией государственными органами, осуществляющими непосредственную экспертизу отдельных видов контролируемой продукции, являются:
1) Министерство здравоохранения и социального развития, Министерство сельского, водного хозяйства и развития регионов - в отношении возбудителей заболеваний (патогенов) человека, животных и растений, генетически измененных микроорганизмов, токсинов, оборудования и технологий;
2) Министерство здравоохранения и социального развития, Министерство чрезвычайных ситуаций; Министерство энергетики и промышленности - по химикатам, оборудованию и технологиям, которые могут быть использованы при создании химического оружия;
3) Министерство обороны, Министерство чрезвычайных ситуаций - по ядерным материалам, оборудованию, по специальным неядерным материалам и соответствующим технологиям;
4) Министерство обороны, Министерство чрезвычайных ситуаций - по оборудованию и материалам двойного назначения и соответствующим технологиям, применяемым в ядерных целях;
5) Министерство обороны - по оборудованию, материалам и технологиям, которые могут быть использованы при создании ракетного оружия;
6) Министерство обороны - по товарам и технологиям двойного назначения, которые могут быть использованы при создании вооружений и военной техники;
7) Министерство энергетики и промышленности - по взрывчатым веществам промышленного назначения.
В соответствии с тем же Положением для обеспечения государственного контроля за исполнением импортерами (конечными пользователями) гарантийных обязательств Министерство экономики и финансов осуществляет проверку с привлечением экспертов компетентных органов. Конечный пользователь обязан представить в Министерство экономики и финансов все необходимые сведения и документы по использованию контролируемой продукции и оказывать содействие в его работе. В случае выявления нарушений использования контролируемой продукции Министерство экономики и финансов направляет материалы проверки в компетентные органы для принятия мер в соответствии с законодательством.
4.15.8 Выводы
Приобретение или принятие на вооружение новых видов оружия, их экспертиза в Кыргызской Республике регулируется посредством законодательства об экспортном контроле контролируемой продукции. В процессе оценки контролируемой продукции участвуют различные государственные органы и организации, можно сказать, что требование многопрофильности к решению указанных вопросов в стране соблюдается. Однако, следует отметить, что проверке и экспертизе подлежат лишь те системы, оборудование, компоненты, а также определенные вещества, которые входят в Национальный контрольный список контролируемой продукции. Содержание списка напрямую зависит от участия Кыргызской Республики в международных договорах. Следовательно необходимо, чтобы власти Кыргызской Республики осуществили необходимые мероприятия по присоединению к международным договорам в области средств и методов ведения военных действий, участником, которых еще не является[122].
Вместе с тем, Кыргызской Республике следует рассмотреть вопрос о своем присоединении к другим существующим в этой области международным договорам.
Что касается имплементации договоров в области МГП, участницей которых является Кыргызская Республика, значительное количество имплементационных мер еще предстоит принять. Принятие этих мер является обязательством для каждого государства, добровольно взятым им на себя и вытекающим из самого факта участия государства в соответствующих договорах. Таким образом, необходимо принять дополнительные меры по имплементации для обеспечения полного соблюдения Кыргызской Республикой своих договорных обязательств и соответствия внутреннего законодательства требованиям, предъявляемым этим правом.
Рекомендуется властям Кыргызской Республики продолжить проводить работу в этой области, посредством усиления своего участия в международных договорах в области МГП, а также принятия на национальном уровне дополнительных мер по имплементации этого права.
5.1 Рекомендации
- расширить мандат Межведомственной комиссии по имплементации МГП в части интеграции МГП в академические круги и гражданское общество;
- рассмотреть целесообразность создания отдельных структурных подразделений в министерствах и ведомствах, которые будут непосредственно заниматься вопросами МГП;
- осуществитьперевод имеющихся международных договоров в сфере МГП на государственный (кыргызский) язык;
- осуществить организацию и проведение курсов по совершенствованию знаний в области МГП, с углубленным изучением его тем для военнослужащих соответствующих подразделений, а также государственных служащих, деятельность, которых сопряжена с обеспечением безопасности;
- включить МГП в качестве обязательного предмета на базе высшего профессионального образования по направлению: “Юриспруденция”, “Журналистика”, по медицинским направлениям, а также основы МГП в учебную программу среднего профессионального образования по специальности “Правоведение”;
-  ввести обязательный предмет в школах “Обучение безопасности” (по крайней мере в школах приграничных районов с высоким риском вооруженных инцидентов);
- включить в уголовное законодательство принцип универсальной юрисдикции в отношении серьезных нарушений МГП;
- принять соответствующие законодательные меры в целях соблюдения принципа “жесткого выдерживания критерия достижения 18 лет” в отношении добровольного призыва на военную службу;
- включить в законодательные акты весь объем судебных гарантий во время вооруженных конфликтов, как это указано в соответствующих конвенциях и дополнительных протоколах;
- включить в национальное законодательство положения об обозначении военных госпиталей, установок и сооружений, содержащих опасные силы;
- включить в национальное законодательство специальные положения о защите журналистов (прессы) во время вооруженных конфликтов;
- внести соответствующие дополнения относительно эмблемы третьего Протокола (красного кристалла) в Закон о защите эмблемы КП и КК;
- рассмотреть возможность создания Национального справочного бюро в случае вооруженного конфликта, специальных зон и местностей, находящихся под защитой, и Службы регистрации могил;
- изучить, какие меры могут быть приняты для размещения военных объектов отдельно от гражданских;
- компетентным органам и научным центрам Кыргызской Республики рассмотреть целесообразность подготовки научно-практического комментария к Уголовному кодексу Кыргызской Республики (при активном участии МККК в части, касающейся МГП).
Присоединиться к следующим международным договорам:
-     Конвенции для защиты всех лиц от насильственных исчезновений от 20 декабря 2006 г.;
-     Римскому статуту Международного уголовного суда от 17 июля 1998 г.;
-     Протоколу 1954 г. к Конвенции о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта от 14 мая 1954 г.;
-     Второму протоколу 1999 г. к Конвенции о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта от 14 мая 1954 г.;
-     Гаагской конвенции о законах и обычаях сухопутной войны от 18 октября 1907 г.;
-     Конвенции о правах и обязанностях нейтральных держав и лиц в случае сухопутной войны от 18 октября 1907 г.;
-     Конвенции о запрещении или ограничении применения конкретных видов обычного оружия, которые могут считаться наносящими чрезмерные повреждения или имеющими неизбирательное действие от 10 октября 1980 г., с поправками к статье 1 Конвенции от 21 декабря 2001 г.;
-     Протоколу о необнаруживаемых осколках (Протокол I) от 10 октября 1980 г.;
-     Протоколу о запрещении или ограничении применения мин, мин - ловушек и других устройств (Протокол II) от 10 октября 1980 г., с поправками, внесенными 3 мая 1996 г.;
-     Протоколу о запрещении или ограничении применения зажигательного оружия (Протокол III) от 10 октября 1980 г.;
-     Протоколу об ослепляющем лазерном оружии (Протокол IV) от 13 октября 1995 г.;
-     Протоколу по взрывоопасным пережиткам войны (Протокол V) от 28 ноября 2003 г.;
-     Конвенции о запрещении применения, накопления запасов, производства и передачи противопехотных мин и об их уничтожении от 18 сентября 1997 г.;
- Конвенции о неприменимости срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечности 1968 г.
-     Конвенции по кассетным боеприпасам от 30 мая 2008 г.;
-     Договору о торговле оружием от 2 апреля 2013 г.;
-     Договору о запрещении ядерного оружия от 7 июня 2017 г.
 

 
 
ТАБЛИЦА СЕРЬЕЗНЫХ НАРУШЕНИЙ, ОПРЕДЕЛЯЕМЫХ В ЖЕНЕВСКИХ КОНВЕНЦИЯХ 1949 Г. И ДОПОЛНИТЕЛЬНОМ ПРОТОКОЛЕ I 1977 Г. И ИХ КРИМИНАЛИЗАЦИЯ В УГОЛОВНОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКИ
 
Серьезные нарушения, определяемые в Женевских конвенциях 1949 г. и Дополнительном протоколе I 1977 г. и их криминализация в уголовном законодательстве Кыргызской Республики
Серьезные нарушения, определяемые в четырех Женевских конвенциях 1949 г. (статьи 50 ЖК I, 51 ЖК II, 130 ЖК III и 147 ЖК IV соответственно)
Серьезные нарушения, определяемые в Женевских конвенциях III и IV 1949 г. (статьи 130 ЖК III и 147 ЖК IV соответственно)
 
Серьезные нарушения, определяемые
в Женевской конвенции IV 1949 г. (статья 147 ЖК IV)
 
·     преднамеренное убийство (криминализовано в ч.3 статьи 410 УК);
·     пытки и бесчеловечное обращение (криминализовано в ч.2 статьи 410 УК);
·     биологические эксперименты (криминализовано в ч.2 статьи 410 УК);
·     преднамеренное причинение тяжелых страданий (криминализовано в ч.2 статьи 410 УК);
·     причинение серьезного увечья и нанесение ущерба здоровью (криминализовано в ч.2 статьи 410 УК);
·     незаконное, произвольное и проводимое в большом масштабе разрушение и присвоение имущества, не вызываемые военной необходимостью (криминализовано в п.8 статьи 413 УК)
(Это последнее положение не включено в статью 130 ЖК III)
 
·     принуждение военнопленного или покровительствуемого гражданского лица служить
в вооруженных силах неприятельской державы (криминализовано в ч.1 статьи 410 УК);
·     преднамеренное лишение военнопленного или покровительствуемого гражданского лица права на беспристрастное и нормальное судопроизводство, предусмотренное Конвенциями (криминализовано в ч.1 статьи 410 УК);
 
·     незаконное депортирование или перемещение (криминализовано в п.17 статьи 413 УК);
·     незаконный арест покровительствуемого лица (криминализовано в п.17 статьи 413 УК);
·     взятие заложников (криминализовано в ч.2 статьи 410 УК).
 
Серьезные нарушения, определяемые
в Дополнительном протоколе I 1977 г. (статьи 11 и 85)
·     Любое преднамеренное действие или упущение, которое серьезно угрожает физическому или психическому состоянию и неприкосновенности
лиц, находящихся во власти противной стороны, или интернированных, задержанных или каким-либо иным образом лишенных свободы в результате вооруженного конфликта; в частности нанесение физических увечий, проведение медицинских или научных экспериментов, удаление тканей или органов для пересадки, что не требуется по состоянию здоровья указанного лица и не соответствует общепринятым медицинским нормам, применяемым при аналогичных, с медицинской точки зрения, обстоятельствах, к гражданам стороны, производящей эту процедуру, которые не лишены свободы в какой бы то ни было форме (криминализовано в ч.2 статьи 410 УК).
 
К серьезным нарушениям относятся также действия, совершаемые умышленно и являющиеся причиной смерти или серьезного телесного повреждения или ущерба здоровью:
·     превращение гражданского населения или отдельных гражданских лиц в объект нападения (криминализовано в ч.13 статьи 413 УК);
·     совершение нападения неизбирательного характера, затрагивающего гражданское население или гражданские объекты, когда известно, что такое нападение явится причиной чрезмерных потерь жизни, ранений среди гражданских лиц или причинит ущерб гражданским объектам (криминализовано в п.14 статьи 413 УК);
·     совершение нападения на установки или сооружения, содержащие опасные силы, когда известно, что такое нападение явится причиной чрезмерных потерь жизни, ранений среди гражданских лиц или причинит ущерб гражданским объектам (криминализовано в п.15 статьи 413 УК);
·     превращение необороняемых местностей
и демилитаризованных зон в объект нападения (криминализовано в п.9 статьи 413 УК)
·     совершение нападения на лицо, когда известно, что оно прекратило принимать участие в военных действиях (криминализовано в п.16 статьи 413 УК)
·     вероломное использование отличительной эмблемы красного креста, красного полумесяца или других защитных знаков (криминализовано в п.4 статьи 413 УК).
 
К серьезным нарушениям относятся также действия, совершаемые умышленно и в нарушение Конвенций и Протокола:
·     перемещение оккупирующей державой части собственного населения на оккупируемую ею территорию или депортация или перемещение всего или части населения оккупированной территории в пределах этой территории или за ее пределы (криминализовано в п.17 статьи 413 УК);
·     неоправданная задержка репатриации военнопленных или гражданских лиц (криминализовано в п.18 статьи 413 УК);
·     применение практики апартеида и других негуманных и унижающих действий, оскорбляющих достоинство личности, основанных на расовой дискриминации (криминализовано в статье 403 УК)
·     превращение ясно опознаваемых исторических памятников, произведений искусства или мест отправления культа, которые являются культурным или духовным наследием народов и которым предоставляется особая защита, в объект нападения, в результате чего им наносятся большие разрушения, когда такие объекты не находятся в непосредственной близости от военных объектов и не используются противной стороной для поддержки военных усилий (криминализовано в п.10, 11 статьи 413 УК);
·     лишение лица, пользующегося защитой Конвенций или Протокола I, права на беспристрастное и нормальное судопроизводство (криминализовано в ч.1 статьи 410 УК).
 
 

 
 
 
УЧАСТИЕ КЫРГЫЗСТАНА В МЕЖДУНАРОДНЫХ ДОГОВОРАХ ПО МГП
 
 
Договор в области МГП
 
Подписание
Ратификация/
Присоединение
Оговорка/
Заявление о толковании
 
Перевод
 
Защита жертв вооружённых конфликтов
Женевская конвенция I об улучшении участи раненых и больных в действующих армиях от 12 августа 1949 г.
 
Ратифицирована Законом КР
от 21.07.1999 г.
№ 86
нет
нет
Женевская конвенция II об улучшении участи раненых, больных и лиц, потерпевших кораблекрушение, из состава вооруженных сил на море от 12 августа 1949 г.
 
Ратифицирована Законом КР
от 21.07.1999 г.
№ 86
нет
нет
Женевская конвенция III об обращении с военнопленными от 12 августа 1949 г.
 
Ратифицирована Законом КР
от 21.07.1999 г.
№ 86
нет
нет
Женевская конвенция IV о защите гражданского населения во время войны от 12 августа 1949 г.
 
Ратифицирована Законом КР
от 21.07.1999 г.
№ 86
нет
нет
Дополнительный протокол к Женевским конвенциям от 12 августа 1949 г., касающийся защиты жертв
международных вооруженных конфликтов (Протокол I) от 8 июня 1977 г.
 
Ратифицирована Законом КР
от 21.07.1999 г.
№ 86
нет
нет
Дополнительный протокол к Женевским конвенциям от 12 августа 1949 г., касающийся защиты жертв
немеждународных вооруженных конфликтов (Протокол II) от 8 июня 1977 г.
 
Ратифицирована Законом КР
от 21.07.1999 г.
№ 86
нет
нет
Дополнительный протокол к Женевским конвенциям
от 12 августа 1949 г., касающийся принятия дополнительной отличительной эмблемы (Протокол III) от 8 декабря 2005 г.
 
КР присоединилась к Протоколу III Законом КР от 23.10.2018 г. № 91
нет
нет
Конвенция о правах ребенка от 20 ноября 1989 г.
 
КР присоединилась к Конвенции постановлением Жогорку Кенеша КР от 12.01.1994 г. № 1402-XII
нет
нет
Факультативный протокол к Конвенции о правах ребенка от 20 ноября 1989 г., касающийся участия детей в вооруженных конфликтах от 25 мая 2000 г.
 
КР присоединилась к Факультативному протоколу Законом КР от 12.07.2002 г. № 118
нет
нет
Конвенция для защиты всех лиц от насильственных исчезновений от 20 декабря 2006 г.
 
КР не является участницей данной конвенции.
Международный уголовный суд
Римский статут Международного уголовного суда от 17 июля 1998 г.
КР не является участницей данного международного соглашения.
Защита культурных ценностей в случае вооруженного конфликта
Конвенция о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта от 14 мая 1954 г.
 
КР присоединилась к Конвенции постановлением СНП ЖК КР от 10.06.1995 г. П № 94-1
нет
нет
Протокол о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта от 14 мая 1954 г.
 
 
 
 
КР не является участницей данных международных соглашений.
Второй протокол к Гаагской Конвенции о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта от 14 мая 1954 г., 26 марта 1999 г.
Окружающая среда
Конвенция о запрещении военного или любого иного враждебного использования средств воздействия на природную среду от10 декабря 1976 г.
 
КР присоединилась к Конвенции Законом КР от 12.01.2015 г. № 7
нет
нет
Средства и методы ведения военных действий
Петербургская декларация об отмене употребления взрывчатых и зажигательных пуль от 29 ноября 1868 г.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
КР не является участницей данных международных соглашений.
Гаагская декларация о запрещении применять пули, легко разворачивающиеся или сплющивающиеся в человеческом теле от 1899 г.
Гаагская конвенция о законах и обычаях сухопутной войны от 18 октября 1907 г.
Конвенция о постановке подводных, автоматически взрывающихся от соприкосновения мин от 18 октября 1907 г.
Конвенция о бомбардировании морскими силами во время войны от 18 октября 1907 г.
Конвенция о правах и обязанностях нейтральных держав и лиц в случае сухопутной войны от 18 октября 1907 г.
Конвенция о правах и обязанностях нейтральных держав в случае морской войны от 18 октября 1907 г.
Конвенция о положении неприятельских торговых судов при начале военных действий от 18 октября 1907 г.
Конвенция об обращении торговых судов в суда военные от 18 октября 1907 г.
Конвенция о некоторых ограничениях в пользовании правом захвата в морской войне от 18 октября 1907 г.
Женевский протокол о запрещении применения на войне удушливых, ядовитых или других подобных газов и бактериологических средств от 17 июня 1925 г.
 
Кыргызская Республика присоединилась к Протоколу Законом КР от 20 марта 2019 года № 36
нет
нет
Конвенция о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) и токсинного оружия и об их уничтожении от 10 апреля 1972 г.
 
Кыргызская Республика присоединилась к Конвенции Законом КР от 17 августа 2004 года № 144
нет
нет
Конвенция о запрещении или ограничении применения конкретных видов обычного оружия, которые могут считаться наносящими чрезмерные повреждения или имеющими неизбирательное действие от 10 октября 1980 г., с поправками к статье 1 Конвенции от 21 декабря 2001 г.
 
 
 
 
 
КР не является участницей данных международных соглашений.
Протокол о необнаруживаемых осколках (Протокол I)  от 10 октября 1980 г.
Протокол  "О запрещении или ограничении применения мин, мин - ловушек и других устройств" (Протокол II) от 10 октября 1980 г., с поправками внесенными 3 мая 1996 г. 
Протокол о запрещении или ограничении применения зажигательного оружия (Протокол III) от 10 октября 1980 г.
Протокол об ослепляющем
лазерном оружии (Протокол IV) от 13 октября 1995 г. 
Протокол по взрывоопасным
пережиткам войны (Протокол V) от 28 ноября 2003 г.
Конвенция о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и о его уничтожении от 13 января 1993 г.
 
Ратифицирована Законом КР от 29 апреля 2003 года № 89
нет
нет
Конвенция о запрещении применения, накопления запасов, производства и передачи противопехотных мин и об их уничтожении от 18 сентября 1997 г.
 
 
КР не является участницей данных международных соглашений.
Конвенция по кассетным боеприпасам от 30 мая 2008 г.
Договоро торговле оружием от 2 апреля 2013 г.
Договор о запрещении ядерного оружия от 7 июня 2017 г.
 

 
 
ПЕРЕЧЕНЬ ЦИТИРУЕМЫХ НОРМАТИВНЫХ ПРАВОВЫХ АКТОВ
КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКИ
1.      Конституция Кыргызской Республики от 11 апреля 2021 г.
2.      Конституционный Закон Кыргызской Республики «О военном положении» от 30 апреля 2009 года № 149.
3.      Уголовный кодекс Кыргызской Республики от 28 октября 2021 г.№127.
4.      Кодекс Кыргызской Республики о правонарушениях от 28 октября 2021 г.№127.
5.      Кодекс Кыргызской Республики о детях от 10 июля 2012 года № 100.
6.      Уголовный кодекс Кыргызской Республики от 2 февраля 2017 года № 19 (Утратил силу в соответствии с Законом КР от 28 октября 2021 года № 126).
7.      Кодекс Кыргызской Республики о нарушениях от 13 апреля 2017 года № 58 (Утратил силу в соответствии с Законом КР от 28 октября 2021 г. №126). 
8.      Уголовный Кодекс Кыргызской Республики от 1 октября 1997 года № 68 (Утратил силу с 1 января 2019 г. в соответствии с Законом КР от 24 января 2017 г. N 10).
9.      Уголовный Кодекс Киргизской ССР от 29 декабря 1960 г. (По состоянию на 1 июля 1996 года. Утратил силу в соответствии с Законом КР от 1 октября 1997 г. № 69).
10. Закон Кыргызской Республики «О международных договорах Кыргызской Республики» от 24 апреля 2014 года № 64.
11. Закон Кыргызской Республики «О нормативных правовых актах Кыргызской Республики» от 20 июля 2009 года № 241.
12. Закон Кыргызской Республики «О Национальном Обществе Красного Полумесяца Кыргызской Республики» от 3 февраля 2018 года №19.
13. Закон Кыргызской Республики «О всеобщей воинской обязанности граждан Кыргызской Республики, о военной и альтернативной службах» от 9 февраля 2009 года № 43.
14. Закон Кыргызской Республики «О пробации» от 24 февраля 2017 года № 34.
15. Закон Кыргызской Республики «О внутренней миграции» от 30 июля 2002 года № 133.
16. Закон Кыргызской Республики «Об использовании и защите эмблемы Красного полумесяца и Красного креста» от 29 сентября 2000 года №82.
17. Закон Кыргызской Республики «О гражданской защите» от 24 мая 2018 года № 54.
18. Закон Кыргызской Республики «Об обороне и Вооруженных Силах Кыргызской Республики» от 24 июля 2009 года № 242.
19. Закон Кыргызской Республики «О Совете безопасности Кыргызской Республики» от 17 июня 2017 года № 107.
20. Закон Кыргызской Республики «Об экспортном контроле» от 23 января 2003 года № 30.
21. Указ Президента Кыргызской Республики “О Национальном обществе Красного Полумесяца Кыргызской Республики” от 22 июня 1992 года № 208 (с изменениями от 06.03.1996 г.).
22. Постановление Правительства Кыргызской Республики «О реализации предложений по имплементации норм международного гуманитарного права в Кыргызской Республике» от 18 июня 2003 года № 361.
23. Положение о Межведомственной комиссии по имплементации международного гуманитарного права, утв. Постановлением Правительства КР от 1 апреля 2019 года № 154.
24. Положение о Министерстве обороны Кыргызской Республики, утв. постановлением Правительства КР от 9 марта 2021 года № 84.
25. Положение о Центре подготовки и переподготовки специалистов Гражданской защиты при Министерстве чрезвычайных ситуаций Кыргызской Республики, утв. Постановлением Правительства КР от 19 октября 2018 года № 489.
26. Положение о войсках Гражданской защиты Кыргызской Республики, утв. Постановлением Правительства КР от 5 февраля 2019 года № 41.
27. Положение о формированиях Гражданской защиты, утв. Постановлением Правительства КР от 3 июня 2019 года № 274.
28. Положение о Единой системе подготовки органов управления и сил Гражданской защиты и населения в области Гражданской защиты, утв. Постановлением Правительства КР от 24 июня 2019 года № 315.
29. Положение о порядке выдачи предписаний в области Гражданской защиты, утв. Постановлением Правительства КР от 6 мая 2019 года № 212.
30. Положение о порядке взаимодействия органов государственной власти и местного самоуправления, а также иных организаций и граждан по снижению рисков насилия в отношении женщин и детей в чрезвычайных и кризисных ситуациях, утв. Постановлением Правительства КР от 22 августа 2019 года№ 418.
31. Положение о порядке осуществления экспортного контроля за контролируемой продукцией в Кыргызской Республике, утв. постановлением Правительства КР от 27 октября 2010 года № 257.
32. Военная доктрина Кыргызской Республики, утв. Указом Президента КР от 15 июля 2013 года УП № 165.
33. Порядок отнесения территорий к группам, организаций - к категориям по Гражданской защите, утв. Постановлением Правительства КР от 6 мая 2019 года № 212.
34. Порядок эвакуации и отселения населения, а также эвакуации материальных и культурных ценностей в безопасные районы, утв. Постановлением Правительства КР от 13 мая 2019 года № 219.
35. Национальный контрольный список Кыргызской Республики контролируемой продукции, утв. постановлением Правительства КР от 2 апреля 2014 года № 197.

 
 
НАИМЕНОВАНИЕ МИНИСТЕРСТВ И ВЕДОМСТВ
КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКИ
 
 
Старое название
Новое название
Министерство здравоохранения и социального развития
Министерство здравоохранения
Министерство труда и социального развития
Министерство труда, социального обеспечения и миграции
Министерство культуры,информации и туризма
Министерство культуры, информации, спорта и молодежной политики
Министерство экономики и финансов
Министерство экономики и коммерции
Министерство экономики и финансов
Министерство финансов
Министерство энергетики и промышленности
Министерство энергетики
Министерство сельского, водного хозяйства и развития регионов
Министерство сельского хозяйства
Министерство охраны окружающей среды и лесов
Министерство природных ресурсов, экологии и технического надзора
 
 


[1] Национальные комитеты и другие подобные органы по международному гуманитарному праву. Консультативная служба по МГП МККК. [Электронный ресурс]: Режим доступа: https://www.icrc.org/ru/document/nacionalnye-komitety-i-drugie-nacionalnye-organy-po-mezhdunarodnomu-gumanitarnomu-pravu.
[2]Постановление Правительства КР «О реализации предложений по имплементации норм международного гуманитарного права в Кыргызской Республике» от 18 июня 2003 года № 361. [Электронный ресурс]: Режим доступа: http://cbd.minjust.gov.kg/act/view/ru-ru/54501/10?cl=ru-ru.
[3] Основными задачами Комиссии являются:
1) содействие приведению законодательства Кыргызской Республики в соответствие с положениями конвенций и договоров в области международного гуманитарного права, участницей которых является Кыргызская Республика;
2) изучение и оценка состояния законодательства Кыргызской Республики в части его соответствия нормам международного гуманитарного права;
3) подготовка предложений по имплементации норм международного гуманитарного права в Кыргызской Республике;
4) рассмотрение и подготовка консультативных заключений по проектам международных договоров, нормативных правовых актов Кыргызской Республики в области международного гуманитарного права;
5) координация деятельности органов государственного управления, направленной на имплементацию норм международного гуманитарного права в Кыргызской Республике;
6) содействие распространению знаний о международном гуманитарном праве и сбор информации о развитии международного гуманитарного права;
7) контроль за выполнением принятых Комиссией решений;
8) организация взаимодействия, обмена информацией с Международным Комитетом Красного Креста, другими международными организациями, осуществляющими деятельность в области международного гуманитарного права. (См. Положение о Межведомственной комиссии по имплементации международного гуманитарного права, утв. Постановлением Правительства КР от 1 апреля 2019 года № 154. [Электронный ресурс]: Режим доступа: http://cbd.minjust.gov.kg/act/view/ru-ru/13486).
[4] В рамках Дня международного права и сессии X Шестого комитета Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций, Швейцария и МККК ежегодно приглашают советников по правовым вопросам министерств иностранных дел государств на специальное мероприятие, посвященное добровольным докладам об имплементации международного гуманитарного права (МГП) на национальном уровне. На мероприятии представляются добровольные доклады об имплементации МГП на национальном уровне, основанные на опыте государств со всего мира. Данное мероприятие также подчеркивает дополнительную ценность таких докладов для государств, заинтересованных в обмене передовым опытом в отношении национальных мер по имплементации МГП.
[5] Введена в действие Законом Кыргызской Республики «О Конституции Кыргызской Республики» от 5 мая 2021 г. №59. [Электронный ресурс]: Режим доступа: http://cbd.minjust.gov.kg/act/view/ru-ru/112215.
[6] Закон Кыргызской Республики «О международных договорах Кыргызской Республики» от 24 апреля 2014 года № 64. [Электронный ресурс]: Режим доступа: http://cbd.minjust.gov.kg/act/view/ru-ru/205286.
[7] Кыргызская Республика присоединилась к Конвенции в соответствии с Законом КР от 5 июля 1997 года № 49. [Электронный ресурс]: Режим доступа: http://cbd.minjust.gov.kg/act/view/ru-ru/549.
[8] Закон Кыргызской Республики «О нормативных правовых актах Кыргызской Республики» от 20 июля 2009 года № 241. [Электронный ресурс]: Режим доступа: http://cbd.minjust.gov.kg/act/view/ru-ru/202591.
[9] М. А. Мурчин: «Способы реализации и механизмы имплементации норм международного права» (2017). [Электронный ресурс]: Режим доступа:  https://journals.indexcopernicus.com/api/file/viewByFileId/325726.pdf.
[10] См. Приложение II.
[11] Соглашение о первоочередных мерах по защите жертв вооруженных конфликтов от 24 сентября 1993 г. (депонирована КР 19 января 1996 года). [Электронный ресурс]: Режим доступа: https://docs.cntd.ru/document/901732894.
[12] См. Обычное МГП, норма 143. Жан-Мари Хенкертс, Луиза Досвальд-Бек. Обычное Международное гуманитарное право. Том 1. Нормы. МККК, 2010 г. С. 645 [Электронный ресурс]: Режим доступа: https://www.icrc.org/ru/doc/assets/files/other/customary.pdf.
[13] См. Положение о Межведомственной комиссии по имплементации МГП, утв. Постановлением Правительства КР от 1 апреля 2019 года № 154. [Электронный ресурс]: Режим доступа: http://cbd.minjust.gov.kg/act/view/ru-ru/13486?cl=ru-ru.
[14] Напр. Шестой Региональный семинар по имплементации МГП, организованного МККК и Министерством юстиции Республики Беларусь с 8 по 10 ноября 2017 г. в г. Минск (Республика Беларусь); 3 мая 2017 г. в Отеле «Жаннат Резортс» Министерством юстиции при партнерстве МККК в КР и зарубежного эксперта для Комиссии и сотрудников соответствующих государственных органов был проведен семинар на тему «Основы международного гуманитарного права (МГП)»; Международная научно-практическая конференция по МГП «Мартенсовские чтения – 2017: международное гуманитарное право в эпоху кризисов и перемен» с 31 мая по 2 июня, в г. Санкт-Петербург (Российская Федерация); 27 ноября 2015 г. в Министерстве юстиции при содействии МККК для членов Комиссии состоялся тренинг на тему: «Имплементация норм Конвенции о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта, подписанной в Гааге 14 мая 1954 года», в г. Бишкек (Кыргызская Республика); с 18 по 20 марта 2015 г. в г. Минск (Беларусь) Пятый региональный семинар по имплементации МГП, организованный МККК в сотрудничестве с Министерством иностранных дел Республики Казахстан и т.д.
[15] Дисциплины по направлению 530600 «Журналистика», Профиль: Журналистика КПВ: Международное  гуманитарное  право. [Электронный ресурс]: Режим доступа: http://www.bhu.kg/academics/jisd/journalism-and-public-relations/disciplines.
[16] Напр. мероприятия, проводимые кафедрой МиКП КРСУ в сотрудничестве с МККК и НОКП КР. [Электронный ресурс]: Режим доступа: http://intlaw.krsu.edu.kg/index.php/nauchno-issledovatelskaya-rabota/110-meropriyatiya-provodimye-kafedroj-mezhdunarodnogo-prava.
[17] В обоснование приводится внутреннее законодательство ряда государств (Бельгия, Канада, Дания, Испания, Финляндия, Норвегия, Нидерланды, Швеция, Таджикистан) предусматривающих пресечение деяний, определяемых как серьезные нарушения в четырех Женевских конвенциях и Дополнительном протоколе I в независимости от совершения их в условиях международного или немеждународного вооруженного конфликта, а также практика Международного трибунала по бывшей Югославии и Международного трибунала по Руанде, наделенных компетенцией рассматривать дела, связанные с серьезными нарушениями, совершенными в период немеждународного вооруженного конфликта. Приводится Статут Международного уголовного суда, в соответствии с которым третья и четвертая категории военных преступлений по смыслу Статута относятся к вооруженным конфликтам немеждународного характера: серьезные нарушения статьи 3, общей для четырех Женевский конвенций; других серьезных нарушениях законов и обычаев войны, применяемых к немеждународным вооруженным конфликтам, большинство из которых уже запрещены Дополнительным протоколом II (см. Доклад МККК 1998 г. об имплементации международного гуманитарного права в Кыргызской Республике, с.20-22.).
[18] Уголовный Кодекс Киргизской ССР от 29 декабря 1960 г. (По состоянию на 1 июля 1996 года). Утратил силу в соответствии с Законом КР от 1 октября 1997 г. № 69. [Электронный ресурс]: Режим доступа: http://cbd.minjust.gov.kg/act/view/ky-kg/205084.
[19] Уголовный Кодекс Кыргызской Республики от 1 октября 1997 года № 68. Утратил силу с 1 января 2019 г. в соответствии с Законом КР от 24 января 2017 г. N 10. [Электронный ресурс]: Режим доступа: http://cbd.minjust.gov.kg/act/view/ru-ru/568.
[20] Доклад МККК 1998 г. об имплементации международного гуманитарного права в Кыргызской Республике, с.26.
[21] Уголовный кодекс Кыргызской Республики от 2 февраля 2017 г. № 19. Утратил силу в соответствии с Законом КР от 28 октября 2021 года № 126. [Электронный ресурс]: Режим доступа: http://cbd.minjust.gov.kg/act/view/ru-ru/111527.
[22] Наемничество не является нарушением МГП, в тоже время наёмники, как они определены в Дополнительном протоколе I, не имеют права на статус комбатанта или военнопленного. Участие наёмника в вооружённом конфликте криминализовано в соответствии с законодательством целого ряда государств: Азербайджана, Армении, Беларуси, Вьетнама, Грузии, Казахстана, Молдовы, России, Таджикистана, Узбекистана, Украины.
[23] См. прилагаемое к настоящему исследованию Приложение I. “Таблица серьезных нарушений, определяемых в Женевских конвенциях 1949 г. и Дополнительном протоколе I 1977 г. и их криминализация в уголовном законодательстве Кыргызской Республики”.
[24] Уголовный кодекс Кыргызской Республики от 28 октября 2021 г.№127. [Электронный ресурс]: Режим доступа: http://cbd.minjust.gov.kg/act/view/ru-ru/112309?cl=ru-ru.
[25] Кодекс Кыргызской Республики о правонарушениях от 28 октября 2021 г.№127. [Электронный ресурс]: Режим доступа: http://cbd.minjust.gov.kg/act/view/ru-ru/112306?cl=ru-ru.
[26] Уголовно-процессуальный кодекс Кыргызской Республики от 28 октября 2021 г.№127. [Электронный ресурс]: Режим доступа: http://cbd.minjust.gov.kg/act/view/ru-ru/112308?cl=ru-ru.
[27] В законодательстве некоторых государств апартеид также запрещён как преступление против человечности (Австралия, Великобритания, Канада, Новая Зеландия, Грузия и т.д. см. Преступления против человечности. Соображения и замечания, полученные от правительств, международных организаций и других сторон. Комиссия международного права, 71 сессия. 21.01.2019. [Электронный ресурс]: Режим доступа: https://undocs.org/pdf?symbol=ru/A/CN.4/726); В Римском статуте МУС преступление апартеида является преступлением против человечности (см. статья 7 Римского статута МУС. [Электронный ресурс]: Режим доступа: https://www.un.org/ru/law/icc/rome_statute(r).pdf).
[28] Относительно договорного права, то в Женевских конвенциях по этому поводу ничего не говорится в отличие от статьи 86, п. 2, Дополнительного протокола I, которая предусматривает, что: «Тот факт, что нарушение Конвенций или настоящего Протокола было совершено подчиненным лицом, не освобождает его начальников от уголовной или дисциплинарной ответственности в зависимости от случая, если они знали или имели в своем распоряжении информацию, которая должна была бы дать им возможность прийти к заключению в обстановке, существовавшей в то время, что такое подчиненное лицо совершает или намеревается совершить подобное нарушение, и если они не приняли всех практически возможных мер в пределах своих полномочий для предотвращения или пресечения этого нарушения». Кроме того, статья 87 Дополнительного протокола I излагает обязанности военных командиров по отношению к их подчиненным. Командиры должны предотвращать и, в случае необходимости, пресекать серьезные нарушения, совершаемые их подчиненными, и уведомлять о них компетентные власти. Только в случае невыполнения этих обязанностей командир рискует понести уголовную ответственность за непринятие мер. (см. Имплементация Международного гуманитарного права на национальном уровне: Руководство. Справочное издание МККК, 2010 г. С. 35.) В настоящее время эти положения также признаны в качестве части обычного международного права, применимого как к международным, так и к немеждународным вооруженным конфликтам (см. Обычное МГП, норма 153. Жан-Мари Хенкертс, Луиза Досвальд-Бек. Обычное Международное гуманитарное право. Том 1. Нормы. МККК, 2010 г. С. 715 [Электронный ресурс]: Режим доступа: https://www.icrc.org/ru/doc/assets/files/other/customary.pdf).
 
[29] В ч. 1 ст. 414 “Преступное бездействие либо отдание преступного приказа во время военных действий” ссылки идут на ст. 410-413, в ч.2 ст. 414 на ст. 410, 411, 413 УК.
[30] Обычное МГП, норма 154, норма 155. Жан-Мари Хенкертс, Луиза Досвальд-Бек. Обычное Международное гуманитарное право. Том 1. Нормы. МККК, 2010 г. С. 721-723 [Электронный ресурс]: Режим доступа: https://www.icrc.org/ru/doc/assets/files/other/customary.pdf.
[31] Универсальная юрисдикция в отношении военных преступлений. / Информационный бюллетень по правовым вопросам МККК. 21.05.2021. [Электронный ресурс]: Режим доступа: https://www.icrc.org/ru/document/universalnaya-yurisdikciya-v-otnoshenii-voennyh-prestupleniy-0).
[32] Договорная основа для осуществления универсальной юрисдикции была впервые заложена четырьмя Женевскими конвенциями 1949 г. – она была предусмотрена в отношении нарушений Конвенций, квалифицируемых в качестве серьезных. В каждой из Конвенций есть положения (ст. 49, 50, 129 и 146 соответственно), обязывающие государства разыскивать лиц, которые, как предполагается, совершили такие нарушения, и, независимо от гражданства, предавать их своему суду, либо выдавать их для предания суду другому государству- участнику, имеющему достаточные основания для их обвинения. Хотя Конвенции и не предусматривают прямо, что юрисдикция не зависит от места совершения нарушения, их толкование, как правило, утверждало именно обязательную универсальную юрисдикцию. Этот принцип, отраженный в формулировке aut dedere aut judicare, не оставляет государствам иного выбора, кроме как предать суду либо выдать лиц, которые подозреваются в совершении серьезных нарушений. Таким образом, на государства налагается активное обязательство, так как им необходимо обеспечивать арест и судебное преследование лиц, совершивших серьезные нарушения. Универсальная юрисдикция в обычном международном праве распространяется на все нарушения законов и обычаев войны, являющиеся военными преступлениями. К ним следует отнести некоторые серьезные нарушения права, применяемого в период немеждународных вооруженных конфликтов, в частности статьи 3, общей для четырех Женевских конвенций, а также Дополнительного протокола II 1977 г. (см. Универсальная юрисдикция в отношении военных преступлений. / Информационный бюллетень по правовым вопросам МККК. 21.05.2021. [Электронный ресурс]: Режим доступа: https://www.icrc.org/ru/document/universalnaya-yurisdikciya-v-otnoshenii-voennyh-prestupleniy-0).
[33] Азербайджан, Испания, Литва, Словакия, Колумбия, Швеция, Швейцария (см. Охват и применение принципа универсальной юрисдикции. Доклад Генерального секретаря ООН, подготовленный на основе комментариев и замечаний правительств и наблюдателей, 66 сессия. 20.06.2011. [Электронный ресурс]: A_66_93-RU.pdf); Австралия, Австрия, Германия, Сальвадор, Сенегал, Того (см. Охват и применение принципа универсальной юрисдикции. Доклад Генерального секретаря ООН, 72 сессия. 22.06.2017. [Электронный ресурс]: Режим доступа: https://undocs.org/pdf?symbol=ru/A/72/112); Белоруссия (см. Информация Республики Беларусь об охвате и применении универсальной юрисдикции. Нью-Йорк, 22.04.2019. [Электронный ресурс]: Режим доступа: https://www.un.org/en/ga/sixth/74/universal_jurisdiction/belarus_r.pdf).
[34] “Ст. 14. Действие уголовного закона в отношении лиц, совершивших преступление за пределами Кыргызской Республики: Граждане Кыргызской Республики, а также постоянно проживающие в Кыргызской Республике лица без гражданства, совершившие преступление за пределами Кыргызской Республики, подлежат ответственности в соответствии с настоящим Кодексом, если они не понесли наказания по приговору суда другого государства.” (см. Уголовный кодекс Кыргызской Республики от 2 февраля 2017 г. № 19. [Электронный ресурс]: Режим доступа: http://cbd.minjust.gov.kg/act/view/ru-ru/111527).
 
[35] Доклад МККК 1998 г. об имплементации международного гуманитарного права в Кыргызской Республике, с.61.
[36] Норма 160. Срок давности не может применяться к военным преступлениям (см. Жан-Мари Хенкертс, Луиза Досвальд-Бек. Обычное Международное гуманитарное право. Том 1. Нормы. МККК, 2010 г. С. 790 [Электронный ресурс]: Режим доступа: https://www.icrc.org/ru/doc/assets/files/other/customary.pdf).
[37] Ч. 6 статьи 58 УК.
[38] Ст. 88 Дополнительного протокола I: “1. Высокие Договаривающиеся Стороны оказывают друг другу максимальное содействие в связи с уголовным преследованием, возбуждаемым в случае серьезных нарушений Конвенций и настоящего Протокола. 2. Без ущерба для прав и обязательств, установленных Конвенциями и статьей 85, пункт 1, настоящего Протокола, и когда обстоятельства это позволяют, Высокие Договаривающиеся Стороны сотрудничают в том, что касается выдачи. Они надлежащим образом учитывают просьбу государства, на территории которого якобы было совершено данное правонарушение. 3. Во всех случаях применяется законодательство Высокой Договаривающейся Стороны, получившей просьбу о выдаче. Однако положения, приведенные в предыдущих пунктах, не затрагивают обязательств, вытекающих из положений любого другого двустороннего или многостороннего соглашения, которое полностью или частично определяет или будет определять оказание взаимной помощи в вопросах уголовного преследования.”
[39] Ратифицировано постановлениями ЗС Жогорку Кенеша КР от 17 мая 1995 года З N 76-1 и СНП Жогорку Кенеша КР от 31 мая 1995 года П N 59-1.
[40] Ратифицирована Законом КР от 19 марта 2004 года N 29.
[41] Договор между Кыргызской Республикой и Российской Федерацией о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 24.01.1994 г.; Соглашение о правовой помощи и сотрудничестве между органами прокуратуры от 08.10.1992 г. /подписано Генпрокурорами Российской Федерации, Кыргызской Республики, Республики Казахстан и Республики Беларусь.
[42] Соглашение о правовой помощи и сотрудничестве между прокуратурой Кыргызской Республики и Генеральной прокуратурой Украины от 24.06.1993 г.
[43] Соглашение о правовой помощи и сотрудничестве между органами прокуратуры от 08.10.1992 г. /подписано Генпрокурорами Российской Федерации, Кыргызской Республики, Республики Казахстан и Республики Беларусь
[44] Соглашение о правовой помощи и сотрудничестве между прокуратурой Кыргызской Республики и прокуратурой Республики Молдова /1993 г.
[45] Договор между Кыргызской Республикой и Республикой Казахстан об оказании взаимной правовой помощи и правовых отношениях по гражданским и уголовным делам от 26.08.1996 г.; Соглашение о сотрудничестве между прокуратурами Жамбылской, Алматинской областей Республики Казахстан и Чуйской, Таласской, Иссык-Кульской областей Кыргызской Республики от 09.08.2001 г.; Соглашение о сотрудничестве между Генеральной прокуратурой Кыргызской Республики и Генеральной прокуратурой Республики Казахстан от 01.10.2019 г.
[46] Договор между Кыргызской Республикой и Республикой Узбекистан о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 24.12.1996 г.; Соглашения межу Генеральной прокуратурой Кыргызской Республики и Генеральной прокуратурой Республики Узбекистан о правовой помощи и сотрудничестве от 03.10.2006 г.
[47] Договор между Кыргызской Республикой и Республикой Таджикистан об оказании взаимной правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам от 06.05.1998 г.; Соглашение о правовой помощи и сотрудничестве между Генеральной прокуратурой Кыргызской Республики и Генеральной прокуратурой Республики Таджикистан от 27.08.2015 г.
[48] Соглашение о правовой помощи и сотрудничеству между прокуратурой Кыргызской Республики и прокуратурой Туркменистана от 27.06.1995 г.
[49] Договор между Кыргызской Республикой и Азербайджанской Республикой о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 05.08.1997 г.; Договор между Кыргызской Республики и Азербайджанской Республикой о передаче лиц, осужденных к лишению свободы для дальнейшего отбывания наказания от 05.08.1997 г.; Договор о выдаче между Кыргызской Республикой и Азербайджанской Республикой от 05.08.1997 г.; Соглашение о правовой помощи и сотрудничеству между прокуратурой Кыргызской Республики и прокуратурой Азербайджанской Республики от 21.09.1994 г.
[50] Договор между Кыргызской Республикой и Латвийской Республикой о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 10.04.1997 г.; Соглашение о взаимодействии и сотрудничестве между прокуратурой Латвийской Республики и прокуратурой Кыргызской Республики /1993 г.
[51] Соглашение о правовой помощи и сотрудничестве между прокуратурой Кыргызской Республики и прокуратурой Литовской Республики от 09.10.1992 г.
[52] Договор между Кыргызской Республикой и Китайской Народной Республикой о правовой помощи по гражданским и уголовным делам от 04.06.1996 г.; Договор между Кыргызской Республикой и Китайской Республикой о выдаче от 27.04.1998 г.; Договор между Кыргызской Республикой и Китайской Народной Республикой о передаче осужденных лиц/ дата подписания 06.06.2012 г.; Соглашение между Генеральной прокуратурой Кыргызской Республики и Верховной Народной Прокуратурой Китайской Народной Республики от 12.01.2001г.
[53] Договор между Кыргызской Республикой с Республикой Индия об оказании правовой помощи по уголовным делам от 13.04.1999 г.
[54] Договор между Правительством Кыргызской Республикой и Правительством Монголии о правовой помощи и правовых отношениях по уголовным делам от 04.12.1999 г.; Меморандум о взаимопонимании между Генеральной прокуратурой Кыргызской Республики и Генеральной прокуратурой Монголии от 26.08.2015 г.
[55] Договор между СССР и Чешской республикой о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 12.08.1982 .г. /действует для КР согласно Указа Президента от 21.07.1999 г.
[56] Меморандум о сотрудничестве в борьбе с тяжкими преступлениями, организованной преступностью, незаконным трафиком между Кыргызской Республики и Великобританией от 26.01 2000 г.
[57] Договор между Кыргызской Республикой и Исламской Республикой Иран о правовой помощи по гражданским и уголовным делам от 21.12.2003 г.; Соглашение между Кыргызской Республикой и Исламской Республикой Иран о выдаче преступников от 24.06.2003 г.; Соглашение о передаче осужденных лиц между Кыргызской Республикой и Исламской Республикой Иран от 05.09.2015 г.
[58] Соглашение о правовой помощи по гражданским, коммерческим и уголовным делам между Кыргызской Республикой и Турецкой Республикой от 05.09.2006 г.
[59] Договор между Кыргызской Республикой и Объединенными арабскими Эмиратами о выдаче (г.Дубай, от 7 декабря 2014 года);Договор между Кыргызской Республикой и Объединенными Арабскими Эмиратами о взаимной правовой помощи по уголовным делам (г.Дубай, от 7 декабря 2014 года); Договор между Кыргызской Республикой и Объединенными Арабскими Эмиратами о передаче осужденных лиц (г. Абу-Даби, от 12.12.2019 года).
[60] Договор между Кыргызской Республикой и Республикой Корея о выдаче от 14.11.2018 г.; Договор между Кыргызской Республикой и Республикой Корея о правовой помощи по уголовным делам от 14.11.2018 г.; Договор между Кыргызской Республикой о передаче осужденных лиц от 14.11.2018 г.
[61] Утверждено приказом Генерального прокурора Кыргызской Республики за No 24-П от 12.06.2020 г. (см. Документы (Международные конвенции, договоры и соглашения) на сайте Генеральнойпрокуратуры Кыргызской Республики. Режим доступа: https://www.prokuror.kg/ru/page/22).
[62] Утверждена приказом Генерального прокурора Кыргызской Республики за No 23-П от 12.06.2020 г. (см. Документы (Международные конвенции, договоры и соглашения) на сайте Генеральнойпрокуратуры Кыргызской Республики. Режим доступа: https://www.prokuror.kg/ru/page/22).
[63] Ст. 75. Основные гарантии 1. В той мере, в которой их затрагивает ситуация, указанная в статье 1 настоящего Протокола, с лицами, находящимися во власти стороны, участвующей в конфликте, и не пользующимися более благоприятным обращением в соответствии с Конвенциями или в соответствии с настоящим Протоколом, при всех обстоятельствах обращаются гуманно, и они, как минимум, пользуются защитой, предусматриваемой в настоящей статье, без какого-либо неблагоприятного различия, основанного на признаках расы, цвета кожи, пола, языка, религии или вероисповедания, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного положения, рождения или иного статуса, или на каких-либо других подобных критериях. Каждая сторона должна с уважением относиться к личности, чести, убеждениям и религиозным обрядам всех таких лиц. 2. Запрещаются и будут оставаться запрещенными в любое время и в любом месте следующие действия, независимо от того, совершают ли их представители гражданских или военных органов: а) насилие над жизнью, здоровьем и физическим или психическим состоянием лиц, в частности: i) убийство; ii) пытки всех видов, будь то физические или психические; iii) телесные наказания; и  iv) увечья; b) надругательство над человеческим достоинством, в частности, унизительное и оскорбительное обращение, принуждение к проституции или непристойное посягательство в любой его форме; с) взятие заложников; d) коллективные наказания; и  e) угрозы совершить любое из вышеуказанных действий. 3. Любое лицо, подвергшееся аресту, задержанию или интернированию за действия, связанные с вооруженным конфликтом, должно быть без промедления информировано на понятном ему языке о причинах принятия таких мер. За исключением случаев ареста или задержания за уголовные правонарушения, такие лица должны быть освобождены в кратчайший срок и в любом случае, как только обстоятельства, оправдывающие арест, задержание или интернирование, прекратили свое существование. 4. Лицу, признанному виновным в совершении уголовного правонарушения, связанного с вооруженным конфликтом, не может быть вынесен никакой приговор, и оно не может быть подвергнуто никакому наказанию, кроме как по постановлению беспристрастного и соответствующим образом учрежденного суда, соблюдающего общепризнанные принципы обычного судопроизводства, которые включают следующее: а) процедура должна предусматривать, чтобы обвиняемый был без промедления информирован о деталях правонарушения, вменяемого ему в вину, и предоставлять обвиняемому до и во время суда все необходимые права и средства защиты; b) ни одно лицо не может быть осуждено за правонарушение, кроме как на основе личной уголовной ответственности; с) ни одно лицо не может быть обвинено в совершении уголовного правонарушения или осуждено за него на основании любого действия или упущения, которые не представляли собой уголовное правонарушение в соответствии с нормами национального законодательства или международного права, действие которых распространялось на это лицо во время совершения такого действия или упущения; равным образом не может налагаться более суровое наказание, чем то, которое было применено в то время, когда было совершено данное уголовное правонарушение; если, после совершения правонарушения, законом устанавливается более легкое наказание, то действие этого закона распространяется и на данного правонарушителя; d) каждый, кому предъявляется обвинение в правонарушении, считается невиновным до тех пор, пока его вина не будет доказана по закону; e) каждый, кому предъявляется обвинение в правонарушении, имеет право на судебное рассмотрение в его присутствии; f) ни одно лицо не может быть принуждено к даче показаний против самого себя или к признанию себя виновным; g) каждый, кому предъявляется обвинение в правонарушении, имеет право допрашивать свидетелей, дающих показания против него, или требовать, чтобы эти свидетели были допрошены, а также право на вызов и допрос свидетелей в его пользу на тех же условиях, что и для свидетелей, дающих показания против него; h) ни одно лицо не должно преследоваться или наказываться той же стороной за правонарушение, за которое в соответствии с тем же законом и судебной процедурой данному лицу ранее уже был вынесен окончательный приговор, оправдывающий или осуждающий его; i) каждый преследуемый в судебном порядке за правонарушение, имеет право на то, чтобы приговор суда был оглашен публично; и  j) при вынесении приговора осужденному должно быть сообщено о его праве на обжалование в судебном или ином порядке, а также о сроке, в течение которого он может воспользоваться этим правом. 5. Женщины, свобода которых ограничивается по причинам, связанным с во оруженным конфликтом, содержатся в помещениях, отделенных от помещений для мужчин. Они находятся под непосредственным надзором женщин. Однако в случаях, когда задержанию или интернированию подвергаются семьи, их, по возможности, размещают в одном и том же месте и содержат как отдельные семьи. 6. Лица, подвергающиеся аресту, задержанию или интернированию по причинам, связанным с вооруженным конфликтом, пользуются защитой, предусмотренной данной статьей, до их окончательного освобождения, репатриации или устройства даже по окончании вооруженного конфликта. 7. Во избежание любого сомнения в отношении преследования лиц, обвиняемых в военных преступлениях или в преступлениях против человечества и суда над ними, применяются следующие принципы: а) лица, обвиняемые в таких преступлениях, должны преследоваться и предаваться суду в соответствии с применяемыми нормами международного права; и  b) любые такие лица, которые не пользуются более благоприятным обращением в соответствии с Конвенциями или согласно настоящему Протоколу, пользуются обращением, предусмотренным настоящей статьей, независимо от того, являются ли или не являются преступления, в которых они обвиняются, серьезными нарушениями Конвенций или настоящего Протокола. 8. Ни одно из положений настоящей статьи не может быть истолковано как ограничивающее или ущемляющее любое другое более благоприятное положение, предоставляющее лицам, о которых говорится в пункте 1, большую защиту в соответствии с любыми применяемыми нормами международного права.
[64] Под термином «вербовка» подразумевается весь процесс набора военного персонала для вооруженных сил или вооруженных групп, включая все этапы отбора и обучения (см. Принципы всесторонней защиты детей, связанных с вооруженными силами или вооруженными группами: руководство по национальной имплементации. Информационный бюллетень по правовым вопросам. МККК, 15.09.2011.С.388. [Электронный ресурс]: Режим доступа: https://www.icrc.org/ru/document/principy-vsestoronney-zashchity-detey-svyazannyh-s-vooruzhennymi-silami-ili-vooruzhennymi).
[65] Норма 135 (Дети), норма 136 (Вербовка детей-солдат), норма 137 (Участие детей-солдат в военных действиях) (см. Жан-Мари Хенкертс, Луиза Досвальд-Бек. Обычное Международное гуманитарное право. Том 1. Нормы. МККК, 2010 г. С. 612-620 [Электронный ресурс]: Режим доступа: https://www.icrc.org/ru/doc/assets/files/other/customary.pdf).
[66] Постановление ЖК КР “О присоединении к Конвенции о правах ребенка” от 12 января 1994 года N 1402-XII. [Электронный ресурс]: Режим доступа:   http://cbd.minjust.gov.kg/act/view/ru-ru/50675?cl=ru-ru.
[67] Закон Кыргызской Республики “О присоединении Кыргызской Республики к Факультативному протоколу к Конвенции о правах ребенка, касающемуся участия детей в вооруженных конфликтах, и Факультативному протоколу к Конвенции о правах ребенка, касающемуся торговли детьми, детской проституции и детской порнографии, от 25 мая 2000 г.” от 12 июля 2002 года № 118. [Электронный ресурс]: Режим доступа: http://cbd.minjust.gov.kg/act/view/ru-ru/1075?cl=ru-ru.
[68] Закон Кыргызской Республики “О ратификации конвенции № 182 международной организации труда о запрещении и немедленных мерах по искоренению наихудших форм детского труда” от 30 декабря 2003 г. №244. [Электронный ресурс]: Режим доступа: http://cbd.minjust.gov.kg/act/view/ru-ru/1375?cl=ru-ru.
 
[69] Ранее в редакции УК от 2017 г. в статьях использовался термин “несовершеннолетний”, в действующей же редакции УК используются понятия “дети”, “ребенок”, при этом детьми признаются лица, которым ко времени совершения преступления не исполнилось восемнадцати лет. В отдельном порядке выделяется ответственность ребенка в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет и ребенка в возрасте от шестнадцати до восемнадцати лет.
[70] Кодекс Кыргызской Республики о детях от 10 июля 2012 года № 100 [Электронный ресурс]: Режим доступа: http://cbd.minjust.gov.kg/act/view/ru-ru/203700?cl=ru-ru.
[71] Закон Кыргызской Республики “О всеобщей воинской обязанности граждан Кыргызской Республики, о военной и альтернативной службах”от 9 февраля 2009 года № 43. [Электронный ресурс]: Режим доступа: http://cbd.minjust.gov.kg/act/view/ru-ru/202536.
[72] В случае ареста, задержания или интернирования по причинам, связанным с вооруженным конфликтом, дети содержатся в помещениях, отделенных от помещений для взрослых, кроме тех случаев, когда семьи размещаются по отдельности (77 (4) ДП I). Смертный приговор за правонарушение, связанное с вооруженным конфликтом, не приводится в исполнение в отношении лиц, не достигших восемнадцатилетнего возраста в то время, когда это правонарушение было совершено (77 (5) ДП I).
[73] Особая защита предполагает, что детям обеспечивается необходимая забота и помощь и, в частности: они получают образование, включая религиозное и нравственное воспитание, согласно пожеланиям их родителей или, в случае отсутствия родителей, тех лиц, которые несут ответственность за попечение над ними; принимаются все необходимые меры для содействия воссоединению временно разъединенных семей; в случае необходимости и по возможности с согласия их родителей или лиц, которые по закону или обычаю несут главную ответственность за попечение над ними, принимаются меры для временной эвакуации детей из района военных действий в более безопасный район внутри страны, при этом обеспечивается сопровождение их лицами, ответственными за их безопасность и благополучие (4(3) ДП II).
[74] Ст. 37, 39, 40(4) Конвенции о правах ребенка, ст. 71ЖК III, ст. 116 ЖК IV, ст. 77(4) ДП I ст. 5(2), 6(5) ДП II.
[75] П.5 ч.1 ст. 73 УК.
[76] Ст. 96-101 УК.
[77] Ч.2 ст. 68 УК.
[78] Ст. 60 УК.
[79] Закон Кыргызской Республики “О пробации” от 24 февраля 2017 года № 34 [Электронный ресурс]: Режим доступа: http://cbd.minjust.gov.kg/act/view/ru-ru/111517.
[80] Статья 87 Кодекса о детях: “1. Каждому ребенку, находящемуся в конфликте с законом, а также являющемуся потерпевшим, свидетелем по уголовному делу, гарантируется реализация его прав и законных интересов, включая условия конфиденциальности и проявления уважительного отношения к нему, исключающего унижение его человеческого достоинства в какой-либо форме. 2. В отношении ребенка, находящегося в конфликте с законом, территориальным подразделением уполномоченного органа по защите детей разрабатывается план мероприятий по реабилитации ребенка. 3. Избрание меры пресечения в виде заключения под стражу, а также наказания в виде лишения свободы должны применяться к детям только в качестве крайней меры. 4. В отношении ребенка, совершившего правонарушение, должны быть приняты досудебные меры воспитательного характера, предусмотренные уголовно-процессуальным законодательством, на основе плана мероприятий по реабилитации ребенка, находящегося в конфликте с законом”.
[81] Конституционный Закон Кыргызской Республики “О военном положении” от 30 апреля 2009 года № 149. [Электронный ресурс]: Режим доступа: http://cbd.minjust.gov.kg/act/view/ru-ru/202647/30?cl=ru-ru.
[82] Закон Кыргызской Республики “О внутренней миграции” от 30 июля 2002 года № 133 [Электронный ресурс]: Режим доступа: http://cbd.minjust.gov.kg/act/view/ru-ru/1090?cl=ru-ru.
[83] См. статьи 40 и 41 ЖК I; 42 и 43 ЖК II; 20 ЖК IV; 15 ДП I; 9 ДП II.
[84] Закон Кыргызской Республики “Об использовании и защите эмблемы Красного полумесяца и Красного креста” от 29 сентября 2000 года №82. [Электронный ресурс]: Режим доступа: https://document.kg/zakon/371.
[85] Ст. 38-42, 44 ЖК I, ст. 41-45 ЖК II, ст. 18, 38 ДП I, ст.12 ДП II, ст. 1-6 ДП III.
[86] Следует отметить, что при толковании данных статей следует исходить из положений Закона об эмблемах или МГП, в соответствии с которым серьезным нарушением т.е. военным преступлением будет признаваться, когда лицо вероломно использовало эмблему красного креста, красного полумесяца и красного кристалла, которые повлекли смерть или тяжкий вред здоровью противника. При этом вероломное использование будет означать обращение к   доброй   воле противника с намерением ввести его в заблуждение и заставить поверить, что он имел право получить или должен был обеспечить защиту в соответствии с положениями МГП.

[87] Кодекс Кыргызской Республики о нарушениях от 13 апреля 2017 года № 58. Утратил силу в соответствии с Законом КР от 28 октября 2021 г. №126. [Электронный ресурс]: Режим доступа: http://cbd.minjust.gov.kg/act/view/ru-ru/111565.

[88] Кодекс Кыргызской Республики о правонарушениях от 28 октября 2021 года № 128. [Электронный ресурс]: http://cbd.minjust.gov.kg/act/view/ru-ru/112306?cl=ru-ru.
 
 
[89] Устав Международного движения Красного Креста и Красного Полумесяца, принят XXV Международной конференцией Красного Креста в Женеве в октябре 1986 г. [Электронный ресурс]: Режим доступа: https://www.icrc.org/ru/doc/assets/files/red-cross-crescent-movement/movement_statutes_rus.pdf.
[90] Указ Президента “О Национальном обществе Красного Полумесяца Кыргызской Республики” (с изменениями от 06.03.1996 г.). [Электронный ресурс]: Режим доступа:http://cbd.minjust.gov.kg/act/view/ru-ru/46426?ckwds=%25d0%25ba%25d1%2580%25d0%25b0%25d1%2581%25d0%25bd%25d1%258b%25d0%25b9%2B%25d0%25bf%25d0%25be%25d0%25bb%25d1%2583%25d0%25bc%25d0%25b5%25d1%2581%25d1%258f%25d1%2586.
[91] Закон Кыргызской Республики “О Национальном Обществе Красного Полумесяца Кыргызской Республики” от 3 февраля 2018 года No19. [Электронный ресурс]: Режим доступа: https: //www.ilo.org/dyn/natlex/docs/ELECTRONIC/109569/135969/F-1027951505/KGZ-2018-L-109569.pdf.    
[92] Согласно статье 3 указанного закона Общество Красного Полумесяца признается единственной национальной организацией Движения на территории Кыргызской Республики, исполняющей вспомогательную роль и осуществляющей содействие государственным органам в области оказания гуманитарной, материальной, медицинской, социальной, психологической и иной помощи.
[93] Конституционный Закон “О военном положении” от 30 апреля 2009 года № 149. [Электронный ресурс]: Режим доступа:  http://cbd.minjust.gov.kg/act/view/ru-ru/202647/30?cl=ru-ru.
[94] Закон Кыргызской Республики “О гражданской защите”[94] от 24 мая 2018 года № 54. [Электронный ресурс]: Режим доступа:  http://cbd.minjust.gov.kg/act/view/ru-ru/111787?cl=ru-ru.
[95] Закон Кыргызской Республики “Об обороне и Вооруженных Силах Кыргызской Республики” от 24 июля 2009 года № 242. [Электронный ресурс]: Режим доступа: http://cbd.minjust.gov.kg/act/view/ru-ru/202668?cl=ru-ru.
[96] Закон Кыргызской Республики “О Совете безопасности Кыргызской Республики” от 17 июня 2017 года № 107. [Электронный ресурс]: Режим доступа:  http://cbd.minjust.gov.kg/act/view/ru-ru/111608?cl=ru-ru.
[97] Положение о Центре подготовки и переподготовки специалистов Гражданской защиты при Министерстве чрезвычайных ситуаций Кыргызской Республики, утв. Постановлением Правительства КР от 19 октября 2018 года № 489. [Электронный ресурс]: Режим доступа: http://cbd.minjust.gov.kg/act/view/ru-ru/12653?cl=ru-ru.
[98] Положение о войсках Гражданской защиты Кыргызской Республики, утв. Постановлением Правительства КР от 5 февраля 2019 года № 41. [Электронный ресурс]: Режим доступа: http://cbd.minjust.gov.kg/act/view/ru-ru/12963?cl=ru-ru.
[99] Положение о формированиях Гражданской защиты, утв. Постановлением Правительства КР от 3 июня 2019 года № 274. [Электронный ресурс]: Режим доступа: http://cbd.minjust.gov.kg/act/view/ru-ru/157002?cl=ru-ru.
[100] Положение о Единой системе подготовки органов управления и сил Гражданской защиты и населения в области Гражданской защиты, утв. Постановлением Правительства КР от 24 июня 2019 года № 315. [Электронный ресурс]: Режим доступа: http://cbd.minjust.gov.kg/act/view/ru-ru/14309?cl=ru-ru.
[101] Положение о порядке взаимодействия органов государственной власти и местного самоуправления, а также иных организаций и граждан по снижению рисков насилия в отношении женщин и детей в чрезвычайных и кризисных ситуациях, утв. Постановлением Правительства КР от 22 августа 2019 года № 418. [Электронный ресурс]: Режим доступа: http://cbd.minjust.gov.kg/act/view/ru-ru/157029?cl=ru-ru.
[102] Положение о порядке выдачи предписаний в области Гражданской защиты, утв. Постановлением Правительства КР от 6 мая 2019 года № 212. [Электронный ресурс]: Режим доступа: http://cbd.minjust.gov.kg/act/view/ru-ru/13677?cl=ru-ru.
[103] Порядок отнесения территорий к группам, организаций - к категориям по Гражданской защите, утв. Постановлением Правительства КР от 6 мая 2019 года № 212.
[Электронный ресурс]: Режим доступа: http://cbd.minjust.gov.kg/act/view/ru-ru/13672?cl=ru-ru.
[104] Порядок эвакуации и отселения населения, а также эвакуации материальных и культурных ценностей в безопасные районы, утв. Постановлением Правительства КР от 13 мая 2019 года № 219.[Электронный ресурс]: Режим доступа: http://cbd.minjust.gov.kg/act/view/ru-ru/13693?cl=ru-ru.
[105] Военная доктрина Кыргызской Республики, утв. Указом Президента КР от 15 июля 2013 года УП N 165. [Электронный ресурс]: Режим доступа:  http://cbd.minjust.gov.kg/act/view/ru-ru/900232.
[106] Сравнительный анализ национальной законодательной базы Кыргызской Республики и норм международного права в отношении лиц, пропавших без вести, их прав и прав их семей. Отчет при Национальном институте стратегических исследований Кыргызской Республики. – Б., 2014.
[107] Для этой цели они могут применять положения, предусмотренные в проекте соглашения (Приложение I к ЖК I).
 
[108] В статье 36 ДП I говорится о «новых» видах оружия, средствах и методах ведения войны, но сфера ее применения не ограничивается новыми видами оружия или оружием будущего. Термин «новый» не следует понимать строго в его техническом смысле, так как любое оружие может быть «новым» для государства, которое намеревается его приобрести (см. Дауст И., Купленд Р., Исхой Р. Новые войны-новое оружие? Обязанность государств оценивать законность средств и методов ведения войны. Международный журнал красного креста, 2002 г. С. 107. [Электронный ресурс]: Режим доступа:  https://www.icrc.org/ru/doc/assets/files/other/05_irrc_846_daoust_rus.pdf).
[109] Кыргызская Республика присоединилась постановлением Жогорку Кенеша КР от 12 января 1994 года N 1415-XII. [Электронный ресурс]: Режим доступа: http://mineconom.gov.kg/froala/uploads/file/1048e948e6afd5347917a97d15ef1f438d1f06a9.pdf.
[110] Закон Кыргызской Республики “О ратификации Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ), подписанного 8 октября 1996 г.” от 15 июля 2003 года N 134. [Электронный ресурс]: Режим доступа:  http://mineconom.gov.kg/froala/uploads/file/1048e948e6afd5347917a97d15ef1f438d1f06a9.pdf.
[111] Закон Кыргызской Республики “О ратификации Конвенции о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и о его уничтожении” г. Бишкек, от 29 апреля 2003 года N 89. [Электронный ресурс]: Режим доступа:  http://mineconom.gov.kg/froala/uploads/file/1048e948e6afd5347917a97d15ef1f438d1f06a9.pdf.
[112] Закон Кыргызской Республики “О присоединении Кыргызской Республики к Конвенции о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) и токсинного оружия и об их уничтожении, подписанная 10 апреля 1972 г.” от 17 августа 2004 года N 144. [Электронный ресурс]: Режим доступа:  http://mineconom.gov.kg/froala/uploads/file/1048e948e6afd5347917a97d15ef1f438d1f06a9.pdf.  
[113] Закон Кыргызской Республики “О ратификации Договора о зоне, свободной от ядерного оружия в Центральной Азии от 8 сентября 2006 г. ”г. Бишкек от 28 апреля 2007 года N 58. [Электронный ресурс]: Режим доступа:  http://mineconom.gov.kg/froala/uploads/file/1048e948e6afd5347917a97d15ef1f438d1f06a9.pdf.   
[114] Закон Кыргызской Республики “О присоединении Кыргызской Республики к Протоколу о запрещении применения на войне удушливых, ядовитых или других подобных газов и бактериологических средств, подписанному 17 июня 1925 г.” от 20 марта 2019 года N 36. [Электронный ресурс]: Режим доступа:  http://mineconom.gov.kg/froala/uploads/file/1048e948e6afd5347917a97d15ef1f438d1f06a9.pdf.  
[115] Закон Кыргызской Республики “О ратификации Поправки к Конвенции о физической защите ядерного материала от 26 октября 1979 г., принятой 8 июля 2005 г.” от 9 июля 2016 года N 110. [Электронный ресурс]: Режим доступа:  http://mineconom.gov.kg/froala/uploads/file/1048e948e6afd5347917a97d15ef1f438d1f06a9.pdf.
[116] Министерство обороны в пределах своих полномочий организует контроль за экспортом и импортом вооружения и военной техники, стратегических материалов, передовых технологий в сфере обороны и продукции двойного назначения. Также данный орган осуществляет непосредственное формирование и размещение заказов на разработку, закупку, сервисное обслуживание, модернизацию и ремонт вооружения военной и специальной техники. Министерство обороны осуществляет управление деятельностью государственных предприятий, находящихся в ведении Министерства обороны, разработку предложений по их созданию, перепрофилированию и упразднению, а также внесение предложений по перепрофилированию государственных предприятий, выпускающих военную продукцию (см. Закон Кыргызской Республики “Об обороне и Вооруженных Силах Кыргызской Республики” от 24 июля 2009 года № 242. [Электронный ресурс]: Режим доступа: http://cbd.minjust.gov.kg/act/view/ru-ru/202668?cl=ru-ru и Положение о Министерстве обороны Кыргызской Республики, утв. постановлением Правительства КР от 9 марта 2021 года № 84. [Электронный ресурс]: Режим доступа: http://cbd.minjust.gov.kg/act/view/ru-ru/158163).
[117] Национальный контрольный список Кыргызской Республики контролируемой продукции, утв. постановлением Правительства КР от 2 апреля 2014 года № 197. [Электронный ресурс]: Режим доступа:  http://cbd.minjust.gov.kg/act/view/ru-ru/96281?cl=ru-ru.
[118] 1. Список подлежащих экспортному контролю возбудителей заболеваний (патогенов) человека, животных и растений, генетически измененных микроорганизмов, токсинов, оборудования и технологий.
2. Список подлежащих экспортному контролю химикатов, оборудования и технологий, которые могут быть использованы при создании химического оружия
3. Список подлежащих экспортному контролю ядерных материалов, оборудования, специальных неядерных материалов и соответствующих технологий
4. Список подлежащих экспортному контролю оборудования и материалов двойного назначения и соответствующих технологий, применяемых в ядерных целях
5. Список подлежащих экспортному контролю оборудования, материалов и технологий, которые могут быть использованы при создании ракетного оружия
6. Список подлежащих экспортному контролю товаров и технологий двойного назначения, которые могут быть использованы при создании вооружений и военной техники
[119] Согласно закону, под контролируемой продукцией понимается - виды сырья и материалов, оборудования и технологий, научно-технической информации, работ и услуг, продукции двойного назначения и результатов интеллектуальной деятельности, включенные в Национальный контрольный список Кыргызской Республики и которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения и иных видов вооружения и военной техники (см. Закон Кыргызской Республики “Об экспортном контролеот 23 января 2003 года № 30. [Электронный ресурс]: Режим доступа:  http://cbd.minjust.gov.kg/act/view/ru-ru/1154).
[120] Положение о Комиссии по военно-техническому сотрудничеству и экспортному контролю, утв. постановлением Правительства КР от 4 мая 2004 года N 330. [Электронный ресурс]: Режим доступа: http://cbd.minjust.gov.kg/act/view/ru-ru/55434?cl=ru-ru.
[121] Положение о порядке осуществления экспортного контроля за контролируемой продукцией в Кыргызской Республике, утв. постановлением Правительства КР от 27 октября 2010 года № 257. [Электронный ресурс]: Режим доступа: http://cbd.minjust.gov.kg/act/view/ru-ru/96000?cl=ru-ru.
 
[122] См. Приложение II.test

Может ли гражданин Кыргызской Республики заниматься предпринимательской деятельностью без образования юридического лица?

Каков размер минимального уставного капитала для акционерного общества?

В какие государственные органы необходимо обратиться для регистрации юридического лица?

Сколько участников требуется, чтобы зарегистрировать закрытое акционерное общество?

В какие сроки осуществляется регистрация коммерческих организаций?

Какие документы необходимы для регистрации общественного фонда?

При каких случаях требуется перерегистрация юридического лица?

С какого момента юридическое лицо считается зарегистрированным?

При каких случаях допускается отказ в регистрации юридического лица?

Что означает осуществление «государственной регистрации по принципу «единого окна»?

Можно ли осуществлять деятельность без регистрации юридического лица?

Иностранный гражданин или юридическое лицо может ли создать юридическое лицо в Кыргызстане?

Когда можно заново подать документы после отказа в регистрации юридического лица?

Что должно содержать решение о создании ОсОО?

Кто такие учредители юридического лица?

В случае изменения местонахождения юридического лица с иностранным участием необходимо ли пройти перерегистрацию?

В какой орган юстиции подаются документы для регистрации юридического лица, филиала, представительства, если его учредителем является юридическое лицо Кыргызской Республики с иностранным участием?

Необходимо ли представление учредительных документов при регистрации юридического лица, филиала, представительства?

Чем отличается филиал от представительства?

Может ли филиал или представительство выступать учредителем юридического лица?

Где можно получить образцы решений о создании юридических лиц, филиалов (представительств)?

Где можно получить информацию о зарегистрированных юридических лицах?

Какой минимальный срок предъявления претензий со стороны кредиторов ликвидируемого юридического лица?

Предусмотрена ли ответственность за непредставление сведений об изменениях руководителя юридического лица?

Существуют ли сроки, в течение которых должна быть представлена в органы юстиции выписка из реестра о том, что иностранное юридическое лицо, выступающее учредителем юридического лица на территории Кыргызской Республики, является действующим по законодательству своей страны?

Часто задаваемые вопросы по нотариальным действиям

Порядок проведения регистрации юридических лиц, филиалов (представительств)

Все самое значимое о деятельности Министерства юстиции Кыргызской Республики в материалах журналистов: беседы на актуальные темы, репортажи с места событий и видеоматериалы о работе органов юстиции

Социальные ролики Министерства юстиции Кыргызской Республики расскажут Вам об основных правах человека и их защите, о повышении правовой культуры и грамотности населения страны, а также в целом о деятельности органов юстиции

В ток-шоу «Ой-Ордо» с участием сотрудников Министерства юстиции Кыргызской Республики проходит обсуждение правовых вопросов: защита прав человека, развитие правовых реформ в Кыргызстане и принципов верховенства права

Реализация Закона Кыргызской Республики "О медиации"

Вы имеете право на бесплатную правовую помощь! Куда вы можете обратиться за бесплатной правовой консультацией?

Обновленная интерактивная карта поставщиков юридических услуг предлагает новые возможности. Посмотрите видеоролик об обновленной интерактивной карте поставщиков юридических услуг www.legalmap.gov.kg, разработанный Министерством юстиции Кыргызской Республики при поддержке Программы USAID по совместному управлению.

25.07.2019г. Пресс-конференция в КНИА «КАБАР»

Программа «Потенциал»

Министерство Юстиции КР приглашает на пресс-конференцию о запуске декады правовой помощи (правовая помощь)

Мобильное приложение "Законы Кыргызской Республики"

Вы имеете право на бесплатную правовую помощь!

Выпуск № 2 «Знай свои права» Упрощение процедуры регистрации юридических лиц

Перечень государственных услуг, оказываемых Министерством юстиции КР

Семейные вопросы

Оформление документов на земельный участок

Гарантированная государством юридическая помощь в Кыргызской Республике

Кулбаев А. Досудебное производство в новом УПК КР

Асаналиев Азамат Исполнение пробационного надзора по новому УИК КР

Учур маселеси (Деятельность министерства юстиции КР) 22.06.2018 ELTR LIVE

Центр по координации гарантированной государством юридической помощи

Сулаймановой Н.Н. Кодекс о проступках понятие и ответственность

Летова Ирина Кодекс КР о нарушениях понятие и ответственность

Как обратиться в Конституционную палату ВС КР

Не забудьте пройти процедуру апостилирования своих документов!

Интерактивная карта поставщиков юридических услуг доступна для граждан Кыргызстана

ЕЩЕ НЕ ВЕЧЕР/Минюст: оказание качественных госуслуг населению

С 1 марта система электронного нотариата будет запущена в производственном режиме – Минюст

В Министерстве юстиции разработают онлайн-процедуру

Программа цифровой трансформации страны - это требование времени

Истории клиентов пробации

Президент Сооронбай Жээнбеков ознакомился с ходом цифровизации

Шанс исправить ошибку

Трудоустройство клиентов пробации

Шанс на исправление

Для оказания бесплатной юридической помощи ПРООН передала Министерству юстиции микроавтобусы

Единый реестр прав требований на движимое имущество

Доверенность на автотранспортное средство не является правоустанавливающим документом

Юридическая помощь от государства

Юридическая помощь на линии 112

Юридическая помощь населению во время пандемии COVID 19

Эффективное взаимодействие улучшит качество бесплатной правовой помощи

Волонтеры - клиенты пробации

Единый реестр прав требований на движимое имущество для финансовых организаций

Клиенты пробации в обсервации

Клиенты пробации принимают участие в борьбе с коронавирусом

В Министерстве юстиции реализуется проект "Автобус солидарности"

Единый портал общественного обсуждения проектов нормативных правовых актов Кыргызской Республики

Единый реестр прав требований на движимое имущество

Единый реестр прав требований на движимое имущество для финансовых организаций

Департаменту пробации 1 год

Один год Департаменту пробации при Министерстве юстиции Кыргызской Республики

Единый портал общественного обсуждения проектов нормативных правовых актов

Цифровизация департамента пробации Новости Кыргызстана

Гарантированная государством юридическая помощь

Мамлекет кепилдеген юридикалык жардам

В Министерстве юстиции продолжается цифровизация оказываемых государственных услуг

Комментарий министра юстиции относительно полномочий Жогорку Кенеша

Люди начинают доверять департаменту пробации

Реализация судебно - правовой реформы ЕЩЕ НЕ ВЕЧЕР 04 11 2020

правовая помощь

Вице-премьер министр КР М. Мамытканов посетил Департамент пробации при Министерстве юстиции КР

За помощью к адвокатам ГГЮП

«Знай свои права». Стартовала декада по оказанию бесплатной юрпомощи населению

Минюстом с 30 ноября по 5 декабря организована декада бесплатной юридической помощи

Доступная и бесплатная юридическая помощь

Бесплатная правовая помощь ЕЩЕ НЕ ВЕЧЕР

О деятельности Министерства юстиции Кыргызской Республики

В Кемине состоялось открытие Центра по предоставлению бесплатной юридической помощи

Участница конкурса рисунков Медетова Бурулай

Что такое пробация и почему это важно ДЕЛОВОЙ ЗАВТРАК

Институт пробации вместо наказания, шанс на исправление

О Едином портале общественного обсуждения НПА Кыргызской Республики

Возможности разработчика Единого портала

Возможности пользователя Единого портала

Инвентаризация законодательства

Принцип гильотины в законодательном процессе

Все документы под рукой. Новое мобильное приложение от ГРС

Инвентаризация законодательства ЕЩЕ НЕ ВЕЧЕР 22 04 2021 Ала Тоо24

Ко Дню Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов

Министр юстиции Асель Чынбаева поздравила ветерана ВОВ Мухамеджанова Х. с наступающим праздником

Новые законопроекты Плюсы и риски

Минюст открывает дома правосудия в шести районах страны

Автобус солидарности правовая помощь населению ЕЩЕ НЕ ВЕЧЕР 24 06 21

Перечень, порядок и образцы документов для государственной регистрации (перерегистрации) и регистрации прекращения деятельности СМИ

Форма регистрационного заявления

Государственный классификатор видов экономической деятельности

Правовые акты в сфере регистрации юридических лиц, филиалов (представительств)

Прейскурант цен предоставляемые государственных услуг по регистрации юридических лиц, филиалов (представительств) и СМИ

Формы уведомлений

Локальные акты в сфере регистрации юридических лиц, филиалов (представительств)

Адреса и реквизиты органов юстиции

Размер сборов за государственную регистрацию (перерегистрацию) и регистрацию прекращения деятельности юридических лиц и их филиалов (представительств) и прейскурант тарифов на платные государственные услуги

Образец формы согласия юридического лица

Техническая спецификация и техническое описание справки (свидетельства)

Правовые акты в сфере регистрации юридических лиц, филиалов (представительств)

Объявление о реорганизации, ликвидации, об утере (порче) учредительных документов, свидетельства, печатей и (или) штампов юридических лиц, филиалов (представительств)

Примеры решений и соглашений для заполнения

Перечень необходимых документов для государственной регистрации

Объявление об утере (порче) свидетельства о государственной регистрации (перерегистрации) средства массовой информации

Типовые уставы коммерческих и некоммерческих организаций

Образцы типовых решений о государственной регистрации, перерегистрации и ликвидации юридических лиц

Форма регистрационного заявления


База данных НПА

Подробнее

Регистрация права требования по исполнению обязательств в отношении движимого имущества

Подробнее

Электронная база данных юридических лиц, филиалов (представительств) и СМИ

Подробнее

Регистрация юридических лиц, филиалов (представительств) и СМИ

Подробнее

Апостилирование

Подробнее

Нотариат и адвокатура

Подробнее

d3252b3c3fe64108e6cc4a2aed6deb1920210315041853.gif44ccd13bb666f37a6c66c1c00523f46120230404061030.pngba7dd8cdf682c95dd0a16d7b3965285120230306040020.jpge38086776034e6d5973d5016b39d1f0b20211122022926.gif93a4e47c9bb81dbf739fde3f65e7f20520200416053603.jpg6db15a176c47ec8512c0c09c3ada5b7120190328072446.jpgb04059e6be02f14174e0de1c17e876b920210922105030.jpg300ca285734472f14462d5841d1b515420230323062712.png31d9369d9cefd50bbf584d13219660cb20210428032223.jpg

Календарь

ПнВтСрЧтПтСбВс

Новости -

Анонсы -

Блиц-опрос

Какие факторы, на Ваш взгляд, препятствуют развитию и становлению правового государства, помимо коррупции?


Система Orphus //ком

Старая версия сайта