20 Ноябрь, 2017
Кыр Рус Eng
little middle big
fbgpgp rss
mobile logo
Министерство юстиции
Кыргызской Республики
search
Уважаемые посетители и друзья! Добро пожаловать на официальный сайт Министерства юстиции Кыргызской Республики!

С уважением, Министр юстиции Кыргызской Республики Уран Ахметов

Электронная приемная

+996 (312) 65-18-05

г. Бишкек, ул. Молодая Гвардия 32

ep@minjust.gov.kg

Пн-Пт, 09:00-18:00


Телефон доверия:

+996 (312) 65-10-10

Задать вопрос

Отчет об исполнении Плана мероприятий государственных органов Кыргызской Республики по выполнению Государственной стратегии антикоррупционной политики Кыргызской Республики на 2015-2017 годы, утвержденного постановления Правительства Кыргызской Республики от 30 марта 2015 года № 170 по итогам III квартала 2016 года


Отчет

об исполнении Плана мероприятий государственных органов Кыргызской Республики по выполнению Государственной стратегии антикоррупционной политики Кыргызской Республики на 2015-2017 годы, утвержденного постановления Правительства Кыргызской Республики от 30 марта 2015 года № 170

по итогам III квартала 2016 года

 

Во исполнение  постановления Правительства Кыргызской Республики от 30 марта 2015 года № 170 «Об утверждении Плана мероприятий государственных органов Кыргызской Республики по выполнению Государственной стратегии антикоррупционной политики Кыргызской Республики на 2015-2017 годы»  и   в соответствии с  Положением  о Министерстве юстиции,  утвержденным  постановлением Правительства от 15 декабря 2009 г. № 764, приказом  Министерства юстиции от 3 июля 2015 г. № 80 утвержден  План мероприятий Министерства юстиции по выполнению Государственной стратегии антикоррупционной политики Кыргызской Республики на 2015-2017 годы.

В соответствии с пунктом 1 вышеуказанного Плана, предусмотрено обеспечение открытости и прозрачности финансирования и материального обеспечения деятельности политических партий (не связанную с выборами). Министерство юстиции значится ответственным исполнителем по подпунктам 1, 3 и 4 данного пункта.

Ранее Министерством юстиции во исполнение Программы по переходу Кыргызской Республики к устойчивому развитию на 2013-2017 годы, одобренной постановлением Правительства от 30 апреля 2013 года № 218 и утвержденной постановлением Жогорку Кенеша от 18 декабря 2013 года № 3694-V, был разработан проект Закона «О внесении дополнений и изменений в некоторые законодательные акты Кыргызской Республики» (Закон «О политических партиях» и Кодекс об административной ответственности) (постановление Правительства об одобрении законопроекта от 15.12.2014 г. № 704).

Целями законопроекта были установление контроля за финансовой деятельностью политических партий путем введения законодательного ограничения по их финансированию в целях обеспечения принципов прозрачности и законности, определение административной ответственности за нарушение требований законодательства в части финансирования политических партий.

Вместе с тем, отмечаем, что вышеуказанный законопроект предусматривал нормы, которые охватывали  меры/действия, заложенные в подпунктах 1,  3 и 4 пункта 1 Плана мероприятий государственных органов Кыргызской Республики по выполнению Государственной стратегии антикоррупционной политики Кыргызской Республики на 2015-2017 годы, утвержденного постановлением Правительства Кыргызской Республики от 30 марта 2015 года № 170.

Законопроект был принят в первом чтении Жогорку Кенешем Кыргызской Республики 15 апреля 2015 года. Однако, 14 апреля 2016 года отклонен Жогорку Кенешем во втором чтении.

Вместе с тем, дальнейшую реализацию данного пункта Министерством юстиции считаем нецелесообразной, ввиду следующего.

Анализ законодательства показал, что вопросы деятельности политических партий регламентированы Конституцией, законами Кыргызской Республики «О политических партиях» и «Об избирательных комиссиях по проведению выборов и референдумов Кыргызской Республики».

В соответствии со статьей 4 Конституции Кыргызской Республики политические партии, профессиональные союзы и другие общественные объединения могут создаваться гражданами на основе свободного волеизъявления и общности интересов для реализации и защиты своих прав и свобод, удовлетворения политических, экономических, социальных, трудовых, культурных и иных интересов.

Политические партии содействуют выражению политического волеизъявления граждан, принимают участие в выборах депутатов Жогорку Кенеша, Президента и органов местного самоуправления.

В соответствии со статьей 3 Закона «О политических партиях» политические партии создаются в целях реализации политической воли определенной части населения и ставят основной задачей участие в управлении делами государства в формах: выдвижения своих кандидатов для избрания в Жогорку Кенеш, на государственные должности и в органы местного самоуправления; формирования фракций в представительных органах.

Таким образом, состав Жогорку Кенеша формируется из политических партий по итогам выборов, проведенных в установленном законом порядке.

Вместе с тем, согласно статье 84 Конституции фракция, имеющая более половины депутатских мандатов, или коалиция фракций с ее участием в течение 15 рабочих дней со дня первого заседания Жогорку Кенеша нового созыва выдвигает кандидата на должность Премьер-министра. Далее, Жогорку Кенешем определяется структура и состав Правительства.

Принимая во внимание, что Конституцией устанавливается компетенция Жогорку Кенеша по формированию структуры, состава Правительства, заслушиванию отчета Премьер-министра о работе Правительства, а также с учетом полномочий и компетенции Правительства, на основании принципа разделения власти, инициирование вопросов по пересмотру нормативных правовых актов в сфере политических партий, считаем целесообразным депутатами Жогорку Кенеша Кыргызской Республики.

Учитывая вышеизложенное, просим снять с контроля подпункты 1, 3 и 4 пункта 1 вышеуказанного Плана.

 

                        Согласно пункту 3 Плана предусмотрено провести мероприятия по имплементации норм, предусмотренных законодательством в отношении «публичных должностных лиц» в соответствии с международными правовыми инструментариями в сфере противодействия коррупции (Срок реализации: июль 2016 года, Ответственный исполнитель, соисполнители: МЮ, ГСФР, Генпрокуратура (по согласованию)).

Министерством юстиции в адрес вышеуказанных государственных органов, являющихся соисполнителями по данному пункту были направлены соответствующие письма за исх. №02-1/14146 от 29.12.2015 года и 02-2/179 от 12.01.2016 года о  внесении предложений, направленных на реализацию вышеуказанного пункта Плана.

На сегодняшний день, с учетом предложений вышеуказанных государственных органов, проведен анализ национального и зарубежного законодательства на наличие необходимости введения понятия «публичное должностное лицо». В связи с чем, сообщаем следующее.

Статья 2 Конвенции Организации Объединенных Наций против коррупции от 10 декабря 2003 года предусматривает следующие понятия:

а) «публичное должностное лицо» означает: i) любое назначаемое или избираемое лицо, занимающее какую-либо должность в законодательном, исполнительном, административном или судебном органе Государство-участника на постоянной или временной основе, за плату или без оплаты труда, независимо от уровня должности этого лица; ii) любое другое лицо, выполняющее какую-либо публичную функцию, в том числе для публичного ведомства или публичного предприятия, или предоставляющее какую-либо публичную услугу, как это определяется во внутреннем законодательстве Государство-участникаи как это применяется в соответствующей области правового регулирования этого Государство-участника; iii) любое другое лицо, определяемое в качестве «публичного должностного лица» во внутреннем законодательстве Государства-участника. Тем не менее для целей принятия некоторых конкретных мер, предусмотренных главой II настоящей Конвенции, «публичное должностное лицо» может означать любое лицо, выполняющее какую-либо публичную функцию или предоставляющее какую-либо публичную услугу, как это определяется во внутреннем законодательстве Государство-участника и как это применяется в соответствующей области правового регулирования этого Государство-участника;

b) «иностранное публичное должностное лицо» означает любое назначаемое или избираемое лицо, занимающее какую-либо должность в законодательном, исполнительном, административном или судебном органе иностранного государства, и любое лицо, выполняющее какую-либо публичную функцию для иностранного государства, в том числе для публичного ведомства или публичного предприятия;

с) «должностное лицо публичной международной организации» означает международного гражданского служащего или любое лицо, которое уполномочено такой организацией действовать от ее имени.

Вместе с тем, анализ международной практики по вопросу применения понятия «публичные должностные лица» в сфере противодействия коррупции показал, что во многих странах СНГ не применяется данное понятие.

В этой связи, отмечем, что предусмотренные законодательством Кыргызской Республики (Уголовный кодекс Кыргызской Республики, Кодекс об административной ответственности, Закон «О государственной гражданской службе и муниципальной службе») определения понятий должностного лица, гражданского государственного служащего и муниципального служащего являются тождественными определению понятия «публичное должностное лицо», указанный в обозначенной Конвенции.

Дополнительно отмечаем, что согласно части 2 статьи 21 Кодекса Кыргызской Республики об административной ответственности, под должностными лицами понимаются лица, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие или наделенные в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от них в служебной зависимости, а равно лица, выполняющие организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в государственных органах, или контрольно-надзорные функции в государственных органах или органах местного самоуправления.

К тому же, главой 30 Уголовного кодекса Кыргызской Республики предусмотрено ответственность за должностные преступления.

Согласно статье 304 вышеуказанного кодекса (злоупотребление должностным положением), должностными лицами в статьях указанной главы признаются лица, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные, контрольно-ревизионные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также в Вооруженных Силах Кыргызской Республики и иных воинских формированиях.

Должностными лицами, занимающими ответственное положение, в статьях данного Кодекса признаются лица, занимающие государственные должности, установленные Конституцией Кыргызской Республики, конституционными законами Кыргызской Республики для непосредственного исполнения полномочий государственных органов.

Вместе с тем, следует отметить, что в законодательствах стран СНГ, в частности в Республике Казахстан и Республике Беларусь предусмотрены такие понятия как «иностранное публичное должностное лицо».

Одновременно отмечаем, что Законом Кыргызской Республики «О противодействии легализации (отмыванию) преступных доходов и финансированию террористической или экстремистской деятельности» предусмотрено понятие иностранные политически значимые лица — граждане иностранных государств, которым были предоставлены или предоставляются значительные государственные и политические функции в иностранном государстве (главы государств или правительств, высокопоставленные политические деятели, высшие должностные лица в правительстве, судах, вооруженных силах, правоохранительных и фискальных органах, руководители и деятели политических партий и религиозных объединений), в том числе бывшие.

К тому же, в целях приведения национального уголовного законодательства в соответствие с Конвенцией ООН против коррупции 10 августа 2012 году № 164 был принят Закон Кыргызской Республики «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Кыргызской Республики».

В рамках данного Закона были внесены ряд поправок в Уголовный кодекс Кыргызской Республики, в частности обозначенный Кодекс был дополнен новыми статьями 313-1 (получение взятки) и 314 (дача взятки), которые устанавливают уголовную ответственность должностных лиц, иностранных должностных лиц и должностных лиц международных организаций.

Вместе с тем, следует отметить, что согласно части 1 статьи 65 обозначенной Конвенции, каждое Государство-участник принимает, в соответствии с основополагающими принципами своего внутреннего законодательства, необходимые меры, включая законодательные и административные меры, для обеспечения осуществления своих обязательств согласно указанной Конвенции.

Вместе с тем, следует отметить, что работа по приведению законодательства Кыргызской Республики в соответствие с Конвенцией ООН против коррупции проводилась.

На основании вышеизложенного, отмечаем о нецелесообразности внесения в национальное законодательство понятие «публичное должностное лицо», в связи с чем, просим снять с контроля исполнения данный пункт Плана. 

 

Пунктом 4 Плана определена разработка проекта НПА, направленного на внесение изменений и дополнений в соответствующие НПА, предусматривающие ответственность должностных лиц за принятие неправомерных решений, в результате которых наносится ущерб экономике и национальным интересам Кыргызской Республики:

1) Проведение исследований нормативной правовой базы и сложившейся практики ее применения на предмет регрессного возмещения ущерба (срок реализации: Декабрь 2016 года, ответственный исполнитель и соисполнитель:  НИСИ, МЮ, ГАС (по согласованию));

2) внесение изменений и дополнений в соответствующие НПА, предусматривающие ответственность должностных лиц за принятое неправомерных решений(срок реализации: Декабрь 2016 года, ответственный исполнитель и соисполнитель:  МЮ, Генпрокуратура (по согласованию)).

По итогам проведенного анализа действующего законодательства Кыргызской Республики сообщаем, что 13 августа 2015 года № 576 принято постановление Правительства Кыргызской Республики «О вопросах возмещения материального ущерба, причиненного должностными лицами государственных органов, в порядке регресса», регулирующее вышеуказанные вопросы.

Так, в соответствии с вышеуказанным постановлением руководители государственных органов исполнительной власти принимают меры по предъявлению обратных требований (регресс) к лицам, действия которых повлекли причинение материального ущерба государственным органам, а также ежеквартально представляют в Государственную кадровую службу Кыргызской Республики информацию о лицах, причинивших материальный ущерб соответствующему государственному органу принятием необоснованного решения об освобождении лица от занимаемой должности.

При этом, Государственной кадровой службе рекомендовано направлять информацию в Аппарат Правительства Кыргызской Республики о принятии соответствующих мер в отношении руководителей государственных органов исполнительной власти, допустивших нарушения по исполнению указанного постановления.

Также, согласно пункту 3 названного постановления Государственной кадровой службе рекомендовано внести в установленном порядке законопроект на рассмотрение Правительства Кыргызской Республики, направленный на совершенствование законодательства о государственной службе, в части возмещения ущерба в порядке регресса.

Ввиду чего сообщаем, что на сегодняшний день принят Закон «О государственной гражданской службе и муниципальной службе».

Статьями 33, 36 вышеуказанного Закона предусмотрена материальная ответственность государственных гражданских служащих и муниципальных служащих, в том числе урегулирован порядок предъявления государственным органом или органом местного самоуправления обратных требований (регресс) к лицу, которым непосредственно совершены неправомерные действия.  Также, согласно указанному Закона, уполномоченный государственный орган создает и ведет базу данных служащих и должностных лиц, причинивших материальный ущерб государству.

Отношения, связанные с правом регресса к лицу, причинившему вред, также регулируется Гражданским кодексом Кыргызской Республики. Так, согласно статье 1009 Гражданского кодекса, государство, возместившее вред, причиненный должностными лицами органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, имеет право регресса к этим лицам, если их вина установлена приговором суда, вступившим в законную силу.

Ответственность за неправомерные решения должностных лиц также предусмотрена Кодексом Кыргызской Республики об административной ответственности и Уголовным кодексом Кыргызской Республики.

С учетом вышеизложенного и ввиду наличия достаточной нормативно-правовой базы, сообщаем об отсутствии необходимости исполнения пункта 4 Плана и считаем, что ведется работа по регулированию вопросов связанных с расширением ответственности должностных лиц за принятие неправомерных решений, в результате которых наносится ущерб экономике.

В связи с чем, просим снять с контроля исполнения данный пункт Плана. 

 

По пункту 5 Плана  предусмотрено  пересмотреть положения об иммунитете должностных лиц, обеспечив исключения их препятствования эффективному расследованию и уголовному преследованию коррупционных преступлений (срок реализации: Декабрь 2015 года, ответственный исполнитель и соисполнители: МЮ, Генпрокуратура (по согласованию), государственные органы):

1) Внесение на общественное обсуждение вопроса об отмене неприкосновенности экс-президента;

2) введение ограниченного (функционального) иммунитета для всех должностных лиц, пользующихся неприкосновенностью и пересмотреть исключения в случае задержания в момент совершения преступления;

3) упорядочение процедур снятия неприкосновенности с депутатов Жогорку Кенеша Кыргызской Республики, Генерального прокурора Кыргызской Республики и Акыйкатчы (Омбудсмена) Кыргызской Республики

Подпунктом 1 данного пункта предусмотрено внесение на общественное обсуждение вопроса об отмене неприкосновенности экс-президента.

Во исполнение вышеуказанного подпункта 17.09.2015 г. данный вопрос был вынесен на общественное обсуждение через официальный сайт Правительства Кыргызской Республики. При этом, замечаний и предложений не поступали.

Кроме того, из подпунктов 2 и 3 пункта 5 вышеуказанного Плана вытекает разработка проекта Закона, предусматривающего введение ограниченного (функционального) иммунитета для всех должностных лиц, пользующихся неприкосновенностью и пересмотр исключений в случае задержания в момент совершения преступления и упорядочение процедур снятия неприкосновенности с депутатов Жогорку Кенеша Кыргызской Республики, Генерального прокурора Кыргызской Республики и Акыйкатчы (Омбудсмена) Кыргызской Республики.

В этой связи, министерством проведен анализ положений нормативных правовых актов на предмет необходимости внесения соответствующих изменений, вытекающих из вышеуказанных вопросов. Кроме того, поскольку Генеральная прокуратура является соисполнителем по пункту 5 Плана мероприятий, Министерством юстиции было направлено письмо от 17.09.2015 г. за №02-1/10431 с просьбой представить предложения по реализации данного пункта.

Анализ законодательства Кыргызской Республики показал, что неприкосновенностью от уголовного преследования обладают Президент, депутат Жогорку Кенеша, Акыйкатчы (Омбудсмен), Генеральный прокурор и судьи.

Порядок отрешения и привлечения к уголовной ответственности Президента регламентирован Конституцией.

Порядок привлечения к уголовной ответственности депутатов Жогорку Кенеша также регламентирован  Конституцией и конституционным Законом «О статусе депутата Жогорку Кенеша Кыргызской Республики».

Порядок  привлечения  к уголовной  ответственности Акыйкатчы (Омбудсмена), его заместителей, Генерального прокурора, судей регламентирован Конституцией и законами  «Об  Омбудсмене  (Акыйкатчы)», «О прокуратуре Кыргызской Республики», «О Регламенте Жогорку  Кенеша  Кыргызской  Республики», конституционным Законом «О статусе  судей  Кыргызской  Республики»  соответственно.

Вышеуказанные законы предусматривают более расширенные положения касательно неприкосновенности упомянутых  должностных лиц, чем это предусмотрено в Конституции.

В связи с этим,  целесообразно внесение  изменений в обозначенные законы в части сокращения объема привилегий упомянутых должностных лиц до пределов, предусмотренных Конституцией.

Вместе с тем,  в соответствии со статьей 74 Конституции  Жогорку  Кенеш  Кыргызской  Республики  по  представлению Президента избирает судей Верховного суда; избирает и в случаях, предусмотренных законом, освобождает от должности Акыйкатчы (Омбудсмена); дает согласие на привлечение его к уголовной ответственности; избирает и в случаях, предусмотренных законом, освобождает от должности по представлению Акыйкатчы (Омбудсмена) заместителей Акыйкатчы (Омбудсмена); дает согласие на привлечение их к уголовной ответственности; дает согласие на привлечение Генерального прокурора к уголовной ответственностизаслушивает ежегодный доклад Акыйкатчы (Омбудсмена), Генерального прокурора.

Принимая во внимание, что Конституцией Кыргызской Республики устанавливается компетенция Жогорку Кенеша по избранию и заслушиванию отчетов вышеуказанных должностных лиц, а также с учетом полномочий и компетенции Правительства Кыргызской Республики, на основании принципа разделения властей,  инициирование вопросов пересмотра положений об иммунитете должностных лиц, указанных в данном пункте Плана целесообразно  депутатами Жогорку Кенеша Кыргызской Республики.

В связи с чем, просим снять с контроля исполнения данный пункт Плана.

 

Пунктом 9 Плана определено ввести эффективную систему защиты информаторов (служащих, сообщающих о фактах коррупции) от произвольного увольнения со службы и притеснений (срок реализации: Декабрь 2015 года с ежеквартальным обновлением сведений, ответственный исполнитель и соисполнители: МЮ, ГКС (по согласованию), Генпрокуратура (по согласованию)):

1) Разработка законопроекта о защите информаторов (служащих, сообщающих о фактах коррупции);

2) определение уполномоченного государственного органа, ответственного за мониторинг, выявление, предупреждение и обеспечение защиты информаторов (служащих, сообщающих о фактах коррупции).

В реализацию указанного пункта Плана министерством в соответствии с требованиями пункта 48-1 Регламента Правительства, утвержденного постановлением Правительства от 10 июня 2015 года №341, 18 сентября 2015 года было проведено заседание по обсуждению вопроса разработки законопроекта с заинтересованными государственными органами. При этом, в рамках обсуждения был вынесен подготовленный Министерством проект  Закона «О лицах, заявивших о возможных фактах коррупции».

В рамках указанного проекта предполагалось предусмотреть закрепление возможности физических лиц,  взаимодействующих со структурами, финансируемыми из государственного бюджета и иными организациями или осуществляющих в них свою трудовую деятельность, сообщать в правоохранительные органы об обнаруженном ими факте коррупции либо сокрытия налогов.

В законопроекте планировалось заложить положения, которые позволят людям без опасений заявлять о фактах коррупции в соответствующие органы, поскольку им будет гарантирована государственная защита и гарантия неразглашения сведений о них.

Также предлагалось запретить всякое ограничение прав работников и иных лиц, взаимодействующих с государственными структурами, их руководителями, чтобы они смогли осуществить свой гражданский долг полноценно, без всяких последствий для самих себя.

Заявление о факте коррупции выражалось бы в сообщении, содержащем информацию о факте хищения государственных средств либо недопоступления  средств в бюджет государства, либо сокрытия налогов.

Для того, чтобы заявляемые факты имели под собой реальную основу и не имели цели опорочить какое-либо лицо, устанавливалась обязательность подробного описания о факте коррупции либо сокрытия, в том числе, коррупционных и иных схем, а также предусматривается ответственность за заведомо ложное сообщение о таком факте.

Вместе с тем, в ходе обсуждения концепции проекта рядом государственных органов были высказаны предложения по его совместной доработке.

Так, Министерством юстиции были проведены 2 совещания по обсуждению  концепции  переработанного, с учетом поставленных указанным пунктом задач  законопроекта «О лицах, заявивших о фактах коррупции» с заинтересованными государственными органами.

В ходе обсуждения указанного законопроекта, профильными государственными органами было отмечено о нецелесообразности разработки  данного проекта Закона.

В первую очередь, было отмечено о неясности определения уполномоченного государственного органа, ответственного за выявление и предупреждение информаторов. Так, отмечалось, что данная формулировка  противоречит  цели  введения системы защиты информаторов, поскольку с учетом того, что задачей ответственного уполномоченного государственного органа является выявление  и  защита  информаторов,   то предупреждение информаторов никоим образом не может быть одной из функций этого органа.

Также заинтересованными государственными органами была отмечена нецелесообразность разработки и продвижения указанного законопроекта, в целом.

Между тем, пунктом 9 указанного выше Плана предусмотрено введение эффективной системы защиты информаторов (служащих, сообщающих  о фактах коррупции)  от произвольного  увольнения со службы и притеснений.  При этом,  в соответствии с Законом Кыргызской Республики «О противодействии коррупции» установлены основные принципы  противодействия коррупции, правовые и организационные основы предупреждения коррупции и борьбы с ней, а также основные обязанности государственных и муниципальных служащих об уведомлении о коррупционных    правонарушениях и гарантии государственной защиты таких лиц. В связи с чем, отмечено, что проект такого Закона будет дублировать положения статей 9 и 10 Закона Кыргызской Республики «О противодействии коррупции».

Также отмечалось, что разработка законопроекта повлечет дублирование положений  Закона Кыргызской Республики «О защите прав свидетелей, потерпевших и иных участников уголовного судопроизводства», направленного на введение системы мер государственной защиты в отношении свидетелей, потерпевших и иных участников уголовного судопроизводства, включающей меры безопасности и социальной защиты указанных лиц, а также определение основания и порядка их применения

Кроме того, вопросы оказания содействия граждан органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность (далее-ОРД), уже закреплены в статьях 20 и 21 Закона Кыргызской Республики «Об оперативно-розыскной деятельности».

Помимо этого, согласно статье 4 Закона Кыргызской Республики «Об органах национальной безопасности Кыргызской Республики» сведения об оказании гражданами Кыргызской Республики добровольной помощи органам национальной безопасности на негласной основе составляют государственную тайну. Кроме того, согласно вышеуказанному Закону информация, составляющая в соответствии с законодательством Кыргызской Республики государственную, служебную и коммерческую тайну, разглашению не подлежит.

Вместе с тем, мониторинг, выявление и защита информаторов включает в себя широкий круг обязанностей, которые, в настоящее время, закреплены за несколькими государственными органами.

Кроме того, действует Закон Кыргызской Республики «О порядке рассмотрения обращений граждан», направленный на правовое регулирование отношений связанных, с реализацией права каждого на обращение в государственные органы и органы местного самоуправления, закрепленного Конституцией Кыргызской Республики, а также порядка рассмотрения обращений граждан государственными органами, органами местного самоуправления и должностными лицами.

На основании вышеизложенного и ввиду наличия  достаточной правовой  базы, в целях исключения возможного дублирования действующих норм, а также с учетом позиций профильных государственных органов  министерством Премьер-министру  Кыргызской Республики  Т.А. Сариеву   было направлено письмо от  28.12.2015 г.  за исх. № 02-7/14132  о целесообразности  исключить пункт  9 Плана мероприятий государственных органов Кыргызской Республики по выполнению Государственной стратегии антикоррупционной политики Кыргызской Республики на 2015-2017 годы, утвержденного постановлением Правительства Кыргызской Республики от 30 марта 2015 года № 170.

При этом, в письме Аппарата Правительства Кыргызской Республики № 29-54519 от 21.01.2016 года, направленного в адрес Министерства юстиции указано, что вопрос о целесообразности принятия данного законопроекта будет внесен на рассмотрение межведомственной рабочей группы по разработке рекомендаций по итогам третьего раунда  мониторинга Стамбульского плана действий по борьбе с коррупцией при Генеральной прокуратуре Кыргызской Республики.

Необходимо отметить, что депутатами Жогорку Кенеша Кыргызской Республики А.Саляновой, О.Текебаевым, Н.Никитенко, Д. Бакчиевым, Д.Бекешевым, А.Омурбековой, И.Масалиевым разработан проект Закона Кыргызской Республики «О защите лиц, сообщивших о коррупционных правонарушениях», который направлен на защиту прав и свобод граждан, обеспечения защиты лиц, сообщивших о коррупционных правонарушениях, от преследования, устанавливает правовые и организационные основы защиты данных лиц, а также направлен на укрепление доверия населения к государству и его структурам.

В настоящее время, вышеуказанный законопроект принят Жогорку Кенешем Кыргызской Республики во втором чтении 21.09.2016 года.

С учетом вышеизложенного сообщаем, что работа по введению системы защиты служащих, сообщающих о фактах коррупции, в соответствии с пунктом 9 Плана проводится, в связи с чем, просим снять с контроля исполнения данный пункт Плана. 

 

Пунктом 13  Плана  предлагается  имплементация отдельных норм Конвенции ООН против коррупции, в части их криминализации в уголовном законодательстве  (срок реализации: Июнь 2015 года — декабрь 2016 года, ответственный исполнитель и соисполнители: МЮ, Генпрокуратура (по согласованию), государственные органы):

Внесение изменений и дополнений в соответствующие нормативные правовые акты, предусматривающие:

- введение уголовной ответственности юридических лиц за коррупционные правонарушения;

- введение уголовной ответственности за обещание и предложение, а также просьбу и принятие обещания/предложения (взятки или иных вознаграждений) неправомерного преимущества как оконченные составы преступлений в государственном и частном секторе;

- введение в состав преступлений взяточничества в частном секторе, нематериальные выгоды.

Конвенция ООН против коррупции, подписанная 10 декабря 2003 года в г.Мерила (Мексика) была ратифицирована Законом Кыргызской Республики от 6 августа 2005 года № 128.

В целях приведения национального уголовного законодательства в соответствие с Конвенцией ООН против коррупции 10 августа 2012 году был принят Закон «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Кыргызской Республики».

В рамках данного Закона были внесены поправки в Уголовный кодекс Кыргызской Республики. Были признаны утратившими силу статьи 310 (взятка-вознаграждение), 311 (взятка-подкуп) и 312 (получение взятки за предоставление должности) Уголовного кодекса. В соответствии с данными поправками в Уголовный кодекс была введена новая формулировка статьи 313 (вымогательство взятки) и дополнен новыми статьями пассивного взяточничества — 313-1 «Получение взятки», 313-2 (посредничество во взяточничестве). Кроме того, введена статья 308-1 (незаконное обогащение). Статьями 313 (вымогательство взятки), 313-1 (получение взятки), 313-2 (посредничество во взяточничестве) и 314 (дача взятки) Уголовного кодекса установлена уголовная ответственность в отношении иностранных должностных лиц.

На основании вышеизложенного следует, что работа по приведению уголовного законодательства в соответствие с Конвенцией ООН против коррупции проводилась.

Вместе с тем, пунктом 13 Плана предусматривается внесение в уголовное законодательство Кыргызской Республики поправки, предусматривающих введение уголовной ответственности юридических лиц за коррупционные правонарушения в  целях имплементации отдельных норм Конвенции ООН против коррупции. Относительно данного вопроса, отмечаем следующее.

Статьей 26 Конвенции ООН против коррупции предусматривается ответственность юридических лиц.

Согласно нормам вышеназванной статьи каждое Государство-участник принимает такие меры, какие, с учетом его правовых принципов, могут потребоваться для установления ответственности юридических лиц за участие в преступлениях,  признанных

таковыми в соответствии с данной Конвенцией.

Так, Конвенция ООН против коррупции признает преступлениями: подкуп национальных публичных должностных лиц, подкуп иностранных публичных должностных лиц и должностных лиц публичных международных организаций, хищение, неправомерное присвоение или иное нецелевое использование имущества публичным должностным лицом, злоупотребление влиянием в корыстных целях, злоупотребление служебным положением, незаконное обогащение, подкуп в частном секторе, хищение имущества в частном секторе, отмывание доходов от преступлений, сокрытие и воспрепятствование осуществлению правосудия.

Также, вышеназванная Конвенция устанавливает, что при условии соблюдения правовых принципов Государство-участника ответственность юридических лиц может быть уголовной, гражданско-правовой или административной. Возложение такой  ответственности не наносит ущерба уголовной ответственности физических лиц, совершивших преступления. Каждое Государство-участник, в частности, обеспечивает применение в отношении юридических лиц, привлекаемых к ответственности в соответствии с настоящей статьей, эффективных, соразмерных и оказывающих сдерживающее воздействие уголовных или неуголовных санкций, включая денежные санкции.

В этой связи отмечаем, согласно нормам действующего Уголовного кодекса Кыргызской Республики субъектами преступления признаются только физические лица, а юридические лица не подлежат к юридической ответственности.

Вместе с тем, в рамках мер по совершенствованию правосудия в Кыргызской Республике, определенных Конституцией и другими законами Кыргызской Республики, Указом Президента Кыргызской Республики от 8 августа 2013 года № 147 и решениями Совета по судебной реформе при Президенте Кыргызской Республики, была образована экспертная рабочая группа по разработке нового Уголовного кодекса Кыргызской Республики. Главными направлениями были определены идея гуманизации правосудия, отход от репрессивных мер уголовно-правового воздействия, разработка и внедрение новых механизмов воздействия на осужденного в целях его ресоциализации.

На сегодняшний день проект нового Уголовного кодекса находится на рассмотрении Жогорку Кенеша и принят во втором чтении 30 июня 2016 года.

Одним из новшеств в проекте Уголовного кодекса стал внедрение института ответственности юридического лица.

Главой 20 проекта Уголовного кодекса предложено предусмотреть принудительные меры уголовно-правового воздействия в отношении юридических лиц. По итогам изучения вопроса об ответственности юридических лиц, разработчики пришли к выводу, что применение мер уголовно-правового воздействия к юридическим лицам является  вполне достаточным, нежели уголовное наказание. Помимо этого, применение мер уголовно-правового воздействия в отношении юридических лиц согласуется с принципом личной виновной ответственности, закрепленной в проекте Уголовного кодекса, и не ломает его структуру.

Под юридическим лицом в проекте Кодекса понимается организация, созданная в соответствии с гражданским законодательством Кыргызской Республики, а также иностранное юридическое лицо. При этом, юридическими лицами не являются государство, органы государственной власти, органы местного самоуправления Кыргызской Республики, юридические лица, осуществляющие возложенные на них законом отдельные государственные полномочия, а также иностранные государства, органы государственной власти иностранного государства, иностранные государственные органы и юридические лица, осуществляющие отдельные государственные полномочия, международные организации и их представительства.

К юридическому лицу применяются принудительные меры уголовно-правового воздействия в соответствии с Уголовным кодексом, если деяние совершено от имени или посредством юридического лица физическим лицом к выгоде данного юридического лица, независимо от того, привлечено ли к уголовной ответственности такое физическое лицо. Применение таких мер в отношении юридических лиц не исключает уголовной ответственности физического лица за то же самое деяние.

К видам принудительных мер уголовно-правового воздействия, применяемых к юридическим лицам относятся штраф, ограничение прав и ликвидация юридического лица.

Вышеуказанные меры могут быть применены в отношении юридических лиц, в случае совершения следующих преступлений:

- лжепредпринимательство (статья 211);

- организация финансовых пирамид (статья 212);

- легализация (отмывание) доходов, полученных преступным путем (статья 213);

- злоупотребление полномочиями в коммерческой или иной организации (статья 230);

- нарушение порядка проведения публичных торгов, аукционов или тендеров (статья 231);

- коммерческий подкуп (статья 234);

- незаконное получение вознаграждения служащим (статья 235);

- незаконное участие должностного лица в предпринимательской деятельности (статья 319);

- посредничество во взяточничестве (статья 322);

- дача взятки (статья 323);

- и другие деяния против свободы человека, общественной безопасности, экологической безопасности и природной среды.

На основании вышеизложенной информации, отмечаем о нецелесообразности внесения в действующий Уголовный кодекс поправок, предусматривающих введение уголовной ответственности юридических лиц за коррупционные правонарушения.

В порядке информации, отмечаем, что статьей 91 Гражданского кодекса КР предусмотрена ответственность юридического лица. Так согласно данной статье юридические лица, кроме финансируемых собственником учреждений, отвечают по своим обязательствам всем принадлежащим им имуществом. Финансируемое собственником учреждение отвечает по своим обязательствам, находящимся в его распоряжении, денежными средствами. При их недостаточности субсидиарную ответственность по обязательствам учреждения несет его собственник.

Согласно статье 95 Гражданского кодекса КР юридическое лицо может быть ликвидировано по решению суда в случае осуществления деятельности без надлежащего разрешения (лицензии) либо деятельности, запрещенной законом, либо с иными неоднократными или грубыми нарушениями законодательства, либо при систематическом осуществлении деятельности, противоречащей уставным целям юридического лица, в случае отзыва лицензии у банков, финансово-кредитных организаций или учреждений, для которых осуществление операций, установленных в лицензии, является единственным разрешенным видом деятельности, а также в иных случаях, предусмотренных данным Кодексом. Исходя из этого, следует, что государственный орган, в том числе органы прокуратуры Кыргызской Республики, имеет право обратиться в суд о ликвидации юридического лица, в случае участия в коррупционных преступлениях.

Кроме этого, в соответствии с Законом «О внесении дополнений и изменений в некоторые законодательные акты Кыргызской Республики» от 28 июля 2015 года № 200, в Кодекс Кыргызской Республики об административной ответственности была введена статья 505-22, устанавливающая ответственность юридического лица за участие в совершении легализации (отмывания) преступных доходов либо в совершении финансирования террористической или экстремистской деятельности.

Так, за участие юридического лица в совершении легализации (отмывания) преступных доходов или в коррупционных преступлениях предусматривается санкция в виде административного штрафа на юридическое лицо — десять тысяч расчетных показателей с конфискацией предметов, явившихся орудиями совершения или непосредственными объектами административного правонарушения, и приостановлением определенного вида деятельности.

Необходимость в установлении административной ответственности юридических лиц за причастность к отдельным видам преступлений вытекала из статьи 26 Конвенции ООН против коррупции.

Вышеизложенная информация свидетельствует, что государством были предприняты меры по установлению ответственности юридических лиц за участие в преступлениях,  признанных таковыми в соответствии с Конвенцией ООН против коррупции.

Одновременно, относительно внесения изменений и дополнений в уголовное законодательство, предусматривающих введение уголовной ответственности за обещание и предложение, а также просьбу и принятие обещания/предложения (взятки или иных вознаграждений) неправомерного преимущества как оконченные составы преступлений в государственном и частном секторе и  введения в состав преступлений взяточничества в частном секторе, отмечаем следующее.

Главой 30 Уголовного кодекса предусмотрены уголовные ответственности за  вымогательство, получение и дачу взятки, а также за посредничество во взяточничестве. Аналогичные преступные деяния были отражены в проекте нового Уголовного кодекса. В связи с чем, также считаем нецелесообразным трансформацию вышесказанного положения Конвенции в национальное законодательство.

В связи с чем, просим снять с контроля исполнения данный пункт Плана. 

Пунктом 16  Плана  предусмотрено установить обязательность проведения антикоррупционной экспертизы НПА (проектов НПА) с отражением обоснованности, объективности и проверяемости их результатов (срок реализации: Июнь 2015 года, ответственный исполнитель и соисполнители: МЮ, государственные органы, ОМСУ (по согласованию), НКО (по согласованию)):

-                     Осуществление проведения антикоррупционной экспертизы проектов НПА и обеспечение публикования выводов экспертизы;

-                     ввести антикоррупционную инвентаризацию действующих правовых актов, в первую очередь в наиболее подверженных коррупции сферах регулирования, с обязательным учетом и рассмотрением секторальных коррупционных рисков;

-                     повышение компетентности лиц, проводящих антикоррупционную экспертизу НПА (проектов НПА);

-                     обеспечение сотрудничества государственных органов с ИГО при проведении антикоррупционной экспертизы НПА (система общественной антикоррупционной экспертизы)

В соответствии с Национальной стратегией устойчивого развития Кыргызской Республики на период 2013-2017 годы, утвержденной Указом Президента от 21 января 2013 года № 11, одним из направлений по реализации   Государственной стратегии антикоррупционной политики  (Указ Президента от 2 февраля 2012 года № 26) являются обязательное проведение антикоррупционной экспертизы действующих и разрабатываемых законов, нормативных правовых актов, а также, системный пересмотр действующего законодательства на предмет коррупциогенности, введение в практику обязательного анализа законопроектов, проектов нормативных правовых актов Правительства и органов местного самоуправления, ведомственных правовых актов на коррупциогенность.

Кроме того, по итогам второго раунда мониторинга прогресса, достигнутого Кыргызской Республикой  в проведении антикоррупционных реформ и исполнения рекомендаций, полученных во время обзора страны в рамках Стамбульского плана действий, Организация экономического сотрудничества и развития рекомендовала Кыргызской Республике реализовать на практике положения об антикоррупционной экспертизе проектов нормативных правовых актов, а также внедрить систему антикоррупционной экспертизы действующих нормативных правовых актов.

Таким образом, в результате анализа действующего законодательства была выявлена четкая система проведения антикоррупционной экспертизы проектов нормативных правовых актов, которая была заложена в нормах Закона «О нормативных правовых актах Кыргызской Республики», Закона «О Регламенте Жогорку Кенеша Кыргызской Республики», Регламента Правительства, утвержденного постановлением Правительства от 10 июня 2013 года № 341.

В тоже время, Законом «О нормативных правовых актах Кыргызской Республики» установлена возможность аккредитации независимых экспертов (физических и юридических лиц) на право осуществления специализированных видов экспертиз.

Принимая во внимание, что под коррупционными положениями понимаются  положения, устанавливающие для правоприменителя необоснованно широкие пределы усмотрения или возможность необоснованного применения исключений из общих  правил, а также положения, содержащие неопределенные, трудновыполнимые и (или) обременительные требования к гражданам и организациям и тем самым создающие условия для проявления коррупции, а также учитывая, необходимость совершенствования системы антикоррупционной экспертизы   Министерством юстиции  разработан и внесен на рассмотрение Аппарата Правительства проект Закона «О внесении изменений и дополнения в некоторые законодательные акты» (законы «О нормативных правовых актах Кыргызской Республики», «О противодействии коррупции», «О прокуратуре Кыргызской Республики»).

Данный проект Закона был направлен на законодательное внедрение системной правозащитной  и антикоррупционной экспертизы действующих нормативных правовых актов, а также проектов нормативных правовых актов.

Проектом предлагалось дополнить статью 20 Закона «О нормативных правовых актах» частью 11, которой предлагалось предусмотреть положения о проведении правозащитной и антикоррупционной  экспертизы проектов нормативных правовых актов. Эти виды экспертиз подлежали проведению в соответствии с Типовой методикой, которая утверждается Правительством. При этом, соответствующий нормотворческий орган (должностное лицо) вправе будет разработать на основе указанной Типовой методики собственную методику проведения указанных видов экспертиз.

Кроме того, предлагалось закрепить положение, обязывающее, что в случае выявления в проекте нормативного правового акта по итогам правозащитной и антикоррупционной экспертизы коррупционных положений, а также положений, нарушающих права и свободы человека и гражданина, соответствующий нормотворческий орган (должностное лицо) дорабатывает проект нормативного правового акта, в соответствии с итогами правозащитной и антикоррупционной экспертизы.

Также, проектом предлагалось изложить статью 33 Закона «О нормативных правовых актах» в новой редакции, согласно которой нормотворческие органы (должностные лица) будут обязаны проводить на постоянной основе  инвентаризацию своих нормативных правовых актов.

В случае выявления коллизий и пробелов, а также коррупционных норм в нормативных правовых актах, они будут обязаны устранять их в установленном порядке, путем внесения в них изменений и дополнений.

Кроме того, проектом Закона было предусмотрено дополнение в Закон «О противодействии коррупции» в виде новой статьи.

Согласно указанному дополнению, предлагалось установить положение в соответствии с которым, органы прокуратуры будут проводить антикоррупционную экспертизу нормативных правовых актов государственных органов и органов местного самоуправления.

При этом, предлагалось определить, что антикоррупционная экспертиза проектов НПА будет проводиться в соответствии с требованиями Закона «О нормативных правовых актах Кыргызской Республики».

Также предлагалось установить, что заключение антикоррупционной экспертизы нормативного правового акта, содержащее указание на наличие коррупциогенных норм, подлежит обязательному устранению соответствующим нормотворческим органом.

В случае принятия данного проекта Закона необходимо было разработать типовую методику проведения правозащитной и антикоррупционной экспертизы проведения правозащитной и антикоррупционной  экспертизы проектов нормативных правовых актов.

Кроме того, законопроектом предлагалось дополнить Закон «О прокуратуре Кыргызской Республики» новой статьей, в соответствии с которой органы прокуратуры будут проводить антикоррупционную экспертизу нормативных правовых актов органов исполнительной власти и местного самоуправления. При этом, в случае выявления в нормативном правовом акте коррупциогенных норм органы прокуратуры вносят протест в нормотворческий орган или должностному лицу, издавшему этот акт, протест об изменении нормативного правового акта с предложением способа устранения выявленных коррупциогенных норм. Также, учитывая указанное дополнение, проектом предлагалось соответствующее изменение в статью 21 указанного Закона «О прокуратуре Кыргызской Республики», регулирующую порядок внесения протеста.

Законопроект был направлен на согласование в соответствии с поручением Аппарата Правительства за исх. № 23-16035 от 3 июля 2015 года.

В ходе согласования проекта Закона «О внесении изменения и дополнения в некоторые законодательные акты Кыргызской Республики» от Генеральной прокуратуры поступили замечания и предложения, изложенные в письме указанного государственного органа за исх. № 6-2-15 от 29 июля 2015 года. В связи с чем, 3 августа 2016 года в Министерстве юстиции было проведено согласительное совещание, по итогам которого было принято решение об устранении вышеуказанных замечаний в рабочем порядке.

Вместе с тем, при дальнейшей совместной доработке проекта снять все замечания не представилось возможным.

Ввиду чего, а также учитывая, что Генеральная прокуратура является заинтересованным государственным органом по названному проекту, в адрес Аппарата Правительства направлено письмо за исх. № МЮ 02-2/8957 от 11 августа 2015 года с просьбой оказать содействие в проведении совещания по данному вопросу под председательством Заведующего отделом антикоррупционной политики Аппарата Правительства Саякбаева Т. Дж.

Совещание у Заведующего отделом антикоррупционной политики Аппарата Правительства было проведено 19 августа 2015 года и протоколом совещания № 29-2 Министерству юстиции поручено  совместно с Генеральной прокуратурой доработать и повторно согласовать с ними проект Закона.

Министерством юстиции проект Закона был доработан с учетом предложений Генеральной прокуратуры относительно статуса заключения антикоррупционной экспетризы нормативных правовых актов, увеличения штатной численности органов прокуратуры и финасирования и направлен на повторное согласование 26 августа 2015 года в Генеральную прокуратуру (исх. № 02-6/9596)  и Министерство финансов (исх. № 02-6/9597).

Проект был внесен в Аппарат Правительства за исх. № 02-7/9955 от 07.09.2015 г. и  одобрен постановлением Правительства Кыргызской Республики  от 12 октября 2015 года № 705.

Однако, вышеуказанный законопроект был отклонен постановлением Жогорку Кенеша Кыргызской Республики от 20 января 2016 года № 217-VI (в первом чтении).

Между тем, в соответствии с пунктом 7 раздела III протокола заседания Правительства Кыргызской Республики от 22 августа 2016 года, Министерству юстиции Кыргызской Республики поручено в срок до 1 октября 2016 года в адрес Аппарата Правительства Кыргызской Республики  внести предложения по совершенствованию системы антикоррупционной экспертизы проектов НПА.

В этой связи, приказом Министерства юстиции от 23 сентября 2016 года № 173 была создана Межведомственная рабочая группа по выработке предложений по совершенствованию механизма проведения антикоррупционной экспертизы проектов НПА, в состав которой включены представители Министерства юстиции, Аппарата Правительства, Генеральной прокуратуры и независимый эксперт.

27 сентября 2016 года в Министерстве юстиции состоялось заседание указанной рабочей группы, в ходе которого обсуждались вопросы необходимости внедрения системной антикоррупционной экспертизы проектов нормативных правовых актов, а также действующих нормативных правовых актов.

Так, было отмечено, что в настоящее время достигнута договоренность Правительства Кыргызской Республики с международными донорами о содействии в финансировании разработки проекта Закона об антикоррупционной экспертизе, который будет распространяться как на проекты НПА, так и на действующие НПА.

При этом, учитывая, что разработка указанного законопроекта трудоемкий и потребует больших финансовых, человеческих и других ресурсов (требуется проведение соответствующих исследований и анализа), возникла необходимость поддержки со стороны доноров.

Вместе с тем, Министерством юстиции в адрес Аппарата Правительства внесено письмо от 30.09.16 г. № 02-2/9966  о том, что подготовка и запуск работы по разработке названного проекта планируется на начало 2017 года.

При этом, необходимо отметить, что 6 октября 2016 года в адрес Министерства юстиции поступило письмо Генеральной прокуратуры Кыргызской Республики от 30 сентября 2016 года № 11/1-3 с предложениями по совершенствованию системы антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов (в том числе, проектов) для рассмотрения вышеуказанной рабочей группой.

На сегодняшний день, Министерством юстиции проводится анализ вышеуказанных предложений, по результатом которого будут внесены предложения в адрес Аппарата Правительства дополнительно.

 

Пунктом 20 Плана определено создать соответствующие условия и возможности реализации гражданских инициатив, направленных на реализацию антикоррупционной политики (срок реализации: Декабрь 2015 года, ответственный исполнитель и соисполнители: МЮ, государственные органы и ОМСУ (по согласованию), НПО (по согласованию), ОС (по согласованию)):

1) Заключение меморандумов по взаимодействию государственного органа и ИГО в сфере предупреждения коррупции;

2) создание площадок для участия граждан в обсуждении реализации антикоррупционной политики;

3) проведение анализа основных тенденций развития взаимодействия государственных органов и гражданского общества в сфере противодействия коррупции на современном этапе;

4) внедрение образовательно-просветительских программ для ИГО.

Министерством юстиции в 2012 году были заключены меморандумы о сотрудничестве по вопросам противодействия коррупции с институтами гражданского общества, такими как, Правозащитный центр «Граждане против коррупции» и Антикоррупционный деловой совет Кыргызской Республики.

В рамках отмеченных меморандумов, в целях принятия участия в обсуждении антикоррупционной политики министерства, создана диалоговая площадка для представителей гражданского общества. Также, положения обозначенных меморандумов включают образовательно-просветительские программы в указанной сфере.

 

Пунктом  21 Плана  обознчено  повысить и укрепить роль общественных советов (ОС) государственных органов в сфере противодействия коррупции (срок реализации: 2015-2017 годы, ответственный исполнитель и соисполнители: МЮ, государственные органы и ОМСУ (по согласованию), НПО (по согласованию), ОС (по согласованию)):

1) Обучение членов ОС государственных органов правовым и институциональных механизмам предупреждения коррупции;

2) обеспечение прозрачности деятельности государственных органов;

3) разработка совместных коммуникационных планов взаимодействия;

4) обеспечение общественного контроля за деятельностью госорганов в сфере противодействия коррупции.

Комиссией по отбору членов общественных советов государственных органов определен состав общественного совета Министерства юстиции Кыргызской Республики (далее – общественный совет) в количестве 9 человек.

На сегодняшний день член общественного совета и представитель гражданского общества включены в рабочую группу по разработке детализированного плана по демонтажу системной коррупции в Министерстве юстиции Кыргызской Республики, образованной  приказом Министерства юстиции Кыргызской Республики от 25 марта 2016 года № 57.

Кроме того, в плане мероприятий Министерства юстиции Кыргызской Республики по противодействию коррупции на 2016 год, утвержденным приказом Министерства юстиции от 13 июня 2016 года № 118 предусмотрены мероприятия, реализация которых будут осуществляться совместно с общественным советом и институтами гражданского общества.

При этом, следует подчеркнуть, что члены общественного совета могут принимать участие в качестве наблюдателя в заседаниях рабочих групп, комиссий, в том числе на коллегии министерства. В связи с чем, отмечаем, что для членов общественного совета созданы необходимые условия по вопросам:

- обеспечения прозрачности деятельности министерства;

- обеспечения общественного контроля за деятельностью министерства в сфере противодействия коррупции.

Во исполнение данного пункта Плана, 30 июня 2016 года Министерством юстиции организован семинар для членов общественного совета Министерства юстиции по правовым и институциональным механизмам предупреждения коррупции, где представлены презентации по темам «Институциональный механизм борьбы с коррупцией: роли и недостатки» и «Методика оценки и управления коррупционными рисками».

В ходе семинара были обсуждены вопросы повышения и укрепления роли общественного совета в сфере противодействия коррупции, а также сотрудничества  в улучшении работы органов юстиции при предоставлении государственных услуг населению.

Семинар проведен сотрудниками Управления правовой пропаганды и работе с ГЦСЭ и ЦЗРК, отдела управления человеческими ресурсами и уполномоченным по вопросам предупреждения коррупции Э. Зулпуевым.

Вместе с тем, 17 июня 2016 года в Министерстве юстиции состоялась встреча с членами общественного совета министерства, в которой общественный совет презентовал результаты   мониторинга и оценки деятельности Управления по нотариату и адвокатуре, а также Чуй-Бишкекского управления юстиции.

В ходе встречи были обсуждены выводы и рекомендации, сделанные по итогам проведенной работы, а также вопросы сотрудничества Министерства юстиции с общественным советом в рамках улучшения работы органов юстиции при предоставлении государственных услуг населению.

Данная работа проведена по инициативе общественного совета министерства с целью оказания содействия в обеспечении прозрачности деятельности министерства, а также эффективного взаимодействия органов юстиции с гражданами с соблюдением принципа верховенства права.

На сегодняшний день, поступившие в адрес Министерства юстиции рекомендации по улучшению деятельности Министерства, подготовленные общественным советом по результатам вышеуказанного мониторинга, выполняются.

Кроме того, 11 октября 2016 года общественный совет Министерства юстиции заслушал отчет директора Центральной залоговой регистрационной конторы при Министерстве юстиции Кыргызской Республики  о деятельности обозначенной конторы.

Пунктом 22 Плана определено  установить диалог государственных органов с бизнес-сообществом по повышению их информированности о рисках коррупции и методов противодействия коррупции для частного сектора (срок реализации: Постоянно, ответственный исполнитель и соисполнители: МЮ, Генпрокуратура (по согласованию), МЭ, государственные органы, ОМСУ (по согласованию), НПО (по согласованию), ОС (по согласованию)):

1) использование существующих или создание новых площадок для проведения эффективного диалога государственных органов с бизнес-сообществом по повышению его информированности о рисках коррупции;

2) разработка процедур обратной связи с бизнес-сообществом, обеспечивающих его участие и возможности представлять предложения во время подготовки проектов НПА, затрагивающих интересы частного сектора;

3) оперативное рассмотрение обращений представителей бизнеса по конкретным случаям коррупционного давления и рейдерства (количество рассмотренных обращений и принятые меры).

Во исполнение данной задачи, Министерство юстиции провело переговоры о взаимном сотрудничестве с Союзом предпринимателей Кыргызстана по обозначенному пункту Плана.

Кроме того,  территориальными органами юстиции совместно с территориальными государственными органами  была разработана процедура обратной связи с бизнес-сообществом, согласно которой местные бизнес-сообщества могут принять участие и вносить свои предложения и замечания на проекты нормативных правовых актов органов, принимаемых органами местного самоуправления, затрагивающих интересы частного сектора.

Вместе с тем, на официальном сайте Министерства юстиции размещен «блиц опрос по вопросам коррупции», который направлен на выявление отраслевых причин и условий проявления коррупции в системе Министерства юстиции. Также, в целях установления обратной связи с посетителями Министерства юстиции, в здании Министерства юстиции (на 1 этаже) установлен ящик для приема сообщений о коррупционных фактах.

Кроме того, внедрена программа, производящая запись телефонного разговора по «телефону доверия», которая позволит оперативное рассмотрение обращений граждан по конкретным случаям коррупционного проявления.

Подпунктом 4 пункта 28 Плана  предусмотрено проведение регулярных отчетов перед населением руководителей о принимаемых мерах по противодействию коррупции (срок реализации: Постоянно, ответственный исполнитель и соисполнители: Государственные органы, ОМСУ (по согласованию)).

В целях информирования населения о принимаемых мерах по противодействию коррупции в Министерстве юстиции, 6 октября 2016 года состоялось выступление по данному вопросу Уполномоченного по вопросам предупреждения коррупции Министерства юстиции — Э. Зулпуева на радио «Манас». Планируется выступление также на «Биринчи радио».

 

Пунктом 35 Плана обозначено внедрить стандарты внутреннего аудита Кыргызской Республики (срок реализации: 1 полугодие 2015 года, с ежеквартальным обновлением сведений о достигнутых результатах, ответственный исполнитель и соисполнители: МФ, государственные органы, ОМСУ (по согласованию)):

осуществление переподготовки специалистов по внутреннему аудиту по основным принципам внутреннего аудита, Стандартам внутреннего аудита Кыргызской Республики, применению руководства по внутреннему аудиту, аудиту государственных закупок финансового управления активами, расходования средств, бюджетному учету и т.д.

Исполнение данного мероприятия было возложено на специалиста по аудиту Министерства юстиции, при этом, ответственным исполнителем данного пункта является Министерство финансов Кыргызской Республики.

В этой связи, для реализации упомянутого мероприятия письмом Министерства юстиции от 24.06.2016 года № 05-2/6385 в адрес вышеуказанного государственного органа направлена кандидатура специалиста по аудиту министерства — Сатыбалдиева А.Р., назначенного приказом Министерства юстиции от 07.06.2016 года №104.

В порядке информации отмечаем, что по вышеуказанное время должность специалиста по аудиту являлась вакантным.

 

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии

Может ли гражданин Кыргызской Республики заниматься предпринимательской деятельностью без образования юридического лица?

Каков размер минимального уставного капитала для акционерного общества?

В какие государственные органы необходимо обратиться для регистрации юридического лица?

Сколько участников требуется, чтобы зарегистрировать закрытое акционерное общество?

В какие сроки осуществляется регистрация коммерческих организаций?

Какие документы необходимы для регистрации общественного фонда?

При каких случаях требуется перерегистрация юридического лица?

С какого момента юридическое лицо считается зарегистрированным?

При каких случаях допускается отказ в регистрации юридического лица?

Что означает осуществление «государственной регистрации по принципу «единого окна»?

Можно ли осуществлять деятельность без регистрации юридического лица?

Иностранный гражданин или юридическое лицо может ли создать юридическое лицо в Кыргызстане?

Когда можно заново подать документы после отказа в регистрации юридического лица?

Что должно содержать решение о создании ОсОО?

Кто такие учредители юридического лица?

В случае изменения местонахождения юридического лица с иностранным участием необходимо ли пройти перерегистрацию?

В какой орган юстиции подаются документы для регистрации юридического лица, филиала, представительства, если его учредителем является юридическое лицо Кыргызской Республики с иностранным участием?

Необходимо ли представление учредительных документов при регистрации юридического лица, филиала, представительства?

Чем отличается филиал от представительства?

Может ли филиал или представительство выступать учредителем юридического лица?

Где можно получить образцы решений о создании юридических лиц, филиалов (представительств)?

Где можно получить информацию о зарегистрированных юридических лицах?

Какой минимальный срок предъявления претензий со стороны кредиторов ликвидируемого юридического лица?

Предусмотрена ли ответственность за непредставление сведений об изменениях руководителя юридического лица?

Существуют ли сроки, в течение которых должна быть представлена в органы юстиции выписка из реестра о том, что иностранное юридическое лицо, выступающее учредителем юридического лица на территории Кыргызской Республики, является действующим по законодательству своей страны?

Порядок проведения регистрации юридических лиц, филиалов (представительств)


База данных НПА

Подробнее

Карта поставщиков юридических услуг

Подробнее

База данных Юридических лиц и СМИ

Подробнее

Регистрация юридических лиц

Подробнее

Апостилирование

Подробнее

Нотариат и адвокатура

Подробнее

7d4db68a5235974960713fc6bb5a547720170731105642.gif1a006d90a40d69b9a15aeadf2ed1250720170913044224.gif

Календарь

ПнВтСрЧтПтСбВс

Новости -

Анонсы -

Блиц-опрос

Согласны ли Вы, вместо определения этнической принадлежности в графе "национальность" в паспорте, указать "Гражданин Кыргызстана"?


Система Orphus

Старая версия сайта